Записи за месяц: Октябрь
18:20 

Ученица (с 37 личностями) опять отменила занятие, надо бы взбеситься, но я даже рада, потому что сама чуть не отменила, очень уж плохо мне и ехать сейчас в Царицыно - смерти подобно. Сейчас надо, правда, придумать, откуда доставать деньги, ну да у меня есть неприкосновенный запас, к которому я то и дело прикасаюсь.

Купила две пачки антидепрессантов, хотела одну, но у меня вдруг решили отобрать рецепт, поэтому пришлось на всякий случай две. Теперь думаю, не надо ли было три - но вроде как есть еще старые рецепты, если они не смотрят на дату, то можно использовать. Так что еще месяца два я не загнусь окончательно, а там, может, и обострение пройдет.

Еле доползла сегодня до одной пары, на шведский не пошла, а пошла домой спать (вот еще повод для бешенства - проснулась специально, чтобы созвониться с ученицей, но тоже ладно - хоть уроки сделаю).
Вот почему-то днем засыпается нормально, а вчера ночью я смогла заснуть и успокоиться только методично сравнивая способы самоубийства с нечетким планированием. Это всё, конечно, игра, потому что моё чувство долга мне не даст, но опять смотрю на подъезжающие поезда и высокие этажи с любопытством и упоением. И вчера стало так спокойно, что можно будет когда-нибудь все-таки умереть и закончить все это. На самом деле, если так посмотреть, это всё тоже неплохо (в том смысле, что, возможно, я избавлюсь от ипохондрии).

08:36 

Ваааа.

From ON (OIce) bóndi ‘farmer; master; landowner; husband’ (runic bonde [freq.]
‘head of the family’: Sawyer 2000: 108ff.) and its compound húsbóndi (ODan husbondæ,
husbund) master of the house’ is derived HUSBAND via ME h(o)usbonde
‘master of a house; a man joined to a woman by marriage; cultivator, tiller, husbandman’
(SLME 214).

08:14 

Ну вот я встала раньше времени, чтобы прочитать статью про скандинавское влияние в английском.
Я выстою, общество не потеряет меня!

00:07 

Как же мерзко, как же мерзко засыпать в этом теле. Просто существовать, лежать. Тошнит все время. Выпила остатки феназепама, но оставалось только две штуки, заснуть не помогло.
И ведь все же наладилось, мы встретились с А. (два раза за три дня!), обсудили, поговорили, проблемы ушли.
Проблемы ушли, симптомы остались, начинаются зачатки деперсонализации, шалит наблюдатель, бесцельные монологи, мало сил - всё как в феврале, только мягче. А я через три недели собиралась бросать антидепрессанты. Попробую по просроченному рецепту купить еще, самолечение это плохо, но сил идти объяснять нет. Снотворное еще какое-нибудь нужно. Как же это всё надоело, я только начала превращаться в человека.
Вот летом была история: намного серьезней, но я под большими дозами препаратов действовала просто как человек, переживала, конечно, и плакала, но не начиналось ни психосоматики, ничего.
Неужели постоянно придется пить.
Может все не так плохо, может просто обострение на фоне снижения дозы.
Нет, сейчас я не погружаюсь полностью в апатию, и могу что-то делать, вот, вчера занятия провела, но сейчас лежу в кровати и просто содрогаюсь от мерзости и не могу найти позу, в которой не мерзко мне, не отвратительно жить.
А сегодня вот гуляла с утра и вроде бы тоже бодро. И даже радостно.
Не знаю. Не знаю.

В продолжение мерзостей: снились сегодня дамы. Какой-то оборванец знакомил меня с ними, была дама наслаждений, но я не помню, какие именно наслаждения она несла, зато была другая дама: эта дама была водой в ванной на ножках, и знакомство с этой дамой предполагало секс с рыжим псом, который тоже был в воде и был водой, и даже непонятно, как выяснилось, что он рыжий, потому что он был водным потоком. Мне не нравилось это всё, но меня знакомили и знакомили.

19:26 

"мы разорвали отношения. это значит, что мне не хочется общаться с тобой о чем бы то ни было"
Милый мой дружок, милый мой дружочек.
А все шло к тому (мне казалось), что мы снова подружимся.
Сегодня двадцать девятое - девять лет назад всё началось с культуры.

21:18 

Сейчас было занятие ПИЗДЕЦ. Я просто не могла угомонить восемнадцатилетнюю девочку, она говорила-говорила-говорила (по-русски), что смотрит на людей, а они все живут в своем мире, что раньше была система - царская Россия, а теперь системы нет, что она не понимает, как люди живут без смысла жизни, ее смысл жизни - служение Богу, но есть много проблем, чтобы служить Богу, Мария, а есть ли у вас женихи, а вы смотрели то, это, вот это. А Вы похожи на человека из Властелина Колец.
Я говорила: ДАВАЙТЕ ЗАЙМЕМСЯ НЕМЕЦКИМ.
Да-да, и потом опять.
А, еще она сообщила, что в ней тридцать семь личностей и предлагала мне булавку от сглаза.
До этого были вменяемые занятия, а сегодня кое-как за полтора часа (и то я дольше просидела, потому что в конце она все-таки начала что-то делать) сделали три упражнения, и записали список сильных глаголов.
Блин, когда дети девятилетние, я могу давить авторитетом, а тут какой авторитет, четыре года разницы.
И она смотрит еще своим юношеским взором, как будто я ей истину открою, и мне даже неловко перебивать, потому что у человека душа болит.
Я ОЧЕНЬ ПЛОХОЙ ПЕДАГОГ ПЕДАГОГ ТРЯПКА.

14:25 

Не могу встать, не знаю, зачем вставать, опять проспала Листа, тошнит, голова тяжелая, от всего мерзко, мерзко, мерзко, валяюсь в одеяле и от этого тоже мерзко. Шкала Бека опять дает выраженную депрессию - Господи, я НЕ ХОЧУ. Шуточки-прибауточки: я не потеряла интереса к жизни, например, мне доставляет удовольствие чихать, провоцируя чих мурашкой. Вот этим и занимаюсь.
Хочу есть, но еды нет, и от мысли о еде тошнит.
Вчера на паре опять было подобие панической атаки с парализующим эффектом.
Но ладно, ладно, двух недель еще не прошло, чтобы ставить диагнозы, и я знаю причину - я просто впечатлительная зависимая девочка. Сегодня я жду. Если дождусь, должно стать лучше.
(Но в тот раз конфликт решился, а состояние осталось).
Я надеялась на рецидив года через два хотя бы. Если сейчас, то идите все к черту, всё, всё вокруг.

06:43 

Снилась утопленница, которая объелась ладаном, распухла, но не ушла полностью под воду, и в общем-то умерла, но осталась в сознании.
Собрался народ, смотрят, что делать. Событие!
- Вась, Вась, можно я так буду жить? - спрашивает у мужа что ли.
Откуда-то Соловьев: не волнуйся, мол, сейчас тебя откачаем, и будешь мертвая с грехом лежать.

...Бабы разбирают сумки.
- А утопленница-то сейчас по латыни сказала, что латынь - это шизофрения.
- (важно) Та нее, не, латынь - это не шизофрения.

01:03 

Отвращение, отвращение.
Я чешуйчатый змей, который ползет, чешуйки юбочки, чешуя пирамида, они отпадают, прозрачные и грязные.
Я квадрат, совокупность квадратов, распластанная. Изломанные линии. Красные.
Тошнит метафизически, тошнит физически.

20:43 

Дайри-магия
И Бродский

Вопрос: Со мной всё будет хорошо?
1. Да. 
9  (100%)
Всего: 9
20:18 

Плохие симптомы: я не слезла еще до конца с антидепрессантов, а начинается что-то похожее на начало того эпизода. Надеюсь, что ситуативное. Но тогда тоже был мелкий стимул.
В смысле: очень мало сил, то и дело хочется себя закусать и навредить как-нибудь, рыдания-рыдания, пустая голова и головокружения, тошнит почти после любой еды, и тревога, которая опять перестала исчезать до той степени, чтобы перестать ее замечать.
Это плохо все, потому что на еще одну историю с таблетками я не готова.

19:27 

Когда мы наконец встретимся.
Я не могу больше. Я держалась, но я больше не могу.

20:23 

МОЖЕТ КТО-НИБУДЬ ЗНАЕТ
Как в 18 веке в Москве покупали дома? Или нанимали? Студенты-профессура. Какие документы были нужны и было ли освобождение от каких-то бюрократических штук для студентов или в каком случае оно могло быть. От чего-то, связанного с полицией, от налогов или чего-то еще.

21:10 

День неудач.

Неудача первая: промаявшись ночь, в семь утра легла "полежать на дорожку", поставила будильник на полвосьмого, начала его откладывать, решив, что вполне могу встать и в восемь, в итоге заснула и в следующий раз услышала будильник полдесятого.
А мне очень надо было на первую пару, которая в девять. Потому что нас там двое и мы делим задание, и у меня есть своя часть.
И я помчалась, потому что - долг!
Пришла за двадцать пять минут до конца, думала: сейчас расскажу все, все меня ждут (предварительно смс-ку преподу написала).
А она смотрела на меня почти с презрением (то есть - совсем не смотрела), что-то делала, сказала, что на следующий раз пришет задание, я спросила, что мне делать с моим. "Ах, мы и без Вас разобрались, оставьте это для себя". Я оскорблена. Я оскорблена весь день.
Это вот тот древнеанглийский текст, который я вчера весь день мучила. И еще одна статья. Как-то обидно, не знаю, хотя я рада, что мой перевод никто не увидел.

Неудача вторая: сонная в час-пик я поехала к ученице в Царицыно, доехала до Царицыно, где получила от нее звонок с тем, что она плохо себя чувствует и просит отменить занятие. Я наругалась, сказала, что в следующий раз сообщать минимум за два часа, и поехала обратно. В итоге: два бессмысленных часа катания на метро в почти убитом состоянии и никакой материальной компенсации.
Ладно хоть стипендия сегодня пришла, а то я деньги с предыдущего занятия все промотала на пьянство.
Ну и еще плюс: я сделала нормально древнеисландский и у меня есть шанс выспаться.

05:59 

Будни пьяницы: вчера выпила треть литра вермута, потеряла координацию, но не потеряла разум. И тревогу тоже потеряла только чуть-чуть.
Мне не стать алкоголистом, потому что на попытки напиться до беспамятства мой организм реагирует вполне себе определенным образом.
Но дело не в этом, а в том, что я ПРОСНУЛАСЬ ПОЛЧЕТВЕРТОГО и больше не заснула. Не знаю, что со мной будет к концу дня (сегодня еще занятие), мне уже плоховато, буду пытаться делать древнеисландский и как-то доводить до вменяемого вида то, что я вчера сделала с древнеанглийским (хотя бы статью на английском еще раз просмотреть).
Только надо было это сразу делать, когда поняла, что не засну, а не валяться в надежде. Ну как в надежде. Зачем-то начала изъяснять на немецком свои проблемы преподавания. Еще я скоро достигну того, что буду учить немецкий на ютубчике, Оля посоветовала очень крутой канал. Но Оля уже купила тетрадку, чтобы конспектировать ютуб, а я еще не дозрела до этого. С2 я решила все-таки не сдавать, потому что не сдам, но в следующем году обязательно сдам, и надо к этому ИДТИ СТРЕМИТЬСЯ НАБИРАТЬ ВОРТШАТЦ, ЗЕР ГУТ ШРАЙБЕН УНД ШПРЕХЕН.

(Как видно из того, что я снова пишу про учебу, мои личные беды понемногу стихают).

20:10 

Таинственным образом - таким же, каким у меня появилась микроволновка - исчезли мои шведские сигареты с ментолом. Причем, насколько я помню, они лежали в ящике тумбочки, в завале других вещей, вместе с зажигалкой: то есть кто-то туда проник летом, ничего не взял, но СПЕР СИГАРЕТЫ С ЗАЖИГАЛКОЙ, нет, мне обычно не надо, но вот сейчас надо, покупать я не буду, спасибо за заботу о моем здоровье, чо.

17:46 

Я ничего не хочу.
Не хочу переводить чертов древнеанглийский текст (какого дьявола англичане не перевели его на нормальный английский, грамматику своего возлюбленного Эльфрика).
Не хочу даже по-шведски читать.
Не хочу, не хочу, не хочу быть в положении человека, которого три дня игнорируют.

Господи, пусть все кончится.
Я опять накрасила губы красным, потому что мне очень плохо. Недавно я ходила так в университет. Оля даже сказала, что мне идет, но вообще это демонстративная черта: смотрите все, какая я ужасная.

Сейчас доперевожу этого долбаного Эльфрика и опять пойду напиваться.
Кажется, у меня не получится откладывать деньги.

22:40 

Феназепам кончился, теперь у меня сидр: намного дороже, куда менее эффективно. Ну, можно попробовать напиваться водкой с томатным соком. Правда, у меня нет холодильника, чтобы это всё хранить.
Ну и для других целей: попробовать все-таки снотворное. Я мало доверяю безрецептурному, но квест по добыванию рецептурного пока не для меня.

И вот я снова с сидром. Мне тревожно. Мне страшно. Я не умею быть одна.
Ничего непоправимого (глобально) не произошло.
Но это ощущение брошенности и оставленности - запью ли я его алкоголем?
Не запью. Станет чуть легче, но не надолго.
Если руки будут работать, буду продолжать вязать чехол.
Или спать. Спать.

Провела сегодня невнятное занятие, как-то даже стыдно, и неловко было: присутствовала при ссоре девочки с мамой. Девочка просила перенести занятие на вечер, чтобы сходить в гости, и просила меня ничего не говорить родителям, но, кажется, мы опоздали, и все всплыло. Господи, восемнадцать лет, ребенок не может сходить в гости спокойно. Что творится в этом мире.

Педагогическая дилемма: девочка в порыве эмоций порывается называть меня на ты, но я гну Вы, но скоро, похоже, согнусь сама, и тоже перейду на ты. Четыре года разницы, конечно, но именно из-за них надо на Вы. Иначе большой риск задружиться и конец педагогике. Она и так домашку не делает.

Господи, все это такие мелочи, такие мелочи.
Господи, что мне делать.
Я не могу дозвониться, мне не отвечают, я боюсь, я хочу встретиться. Я не могу быть одна.
То есть - могу, физически, но когда знаю, что я не одна.
Я могу привыкнуть к тому, что я одна, но я привыкла уже к тому, что я не одна, что мои тревоги кому-то нужны, что я кому-то нужна, и теперь мне страшно, страшно, страшно.
Я не должна это писать, я обещала ничего не писать про отношения, но мне некуда выплеснуть, потому что не могу дозвониться. Смс-ки не доходят.
Господи, пожалуйста, я смогу научиться, не отвлекаться на второстепенное, я буду ту важность, которую для меня что-то имеет, показывать и выказывать, а не хранить в себе.
Господи, эти полтора с лишним года, они так изменили меня, и я хочу продолжать меняться, и мир меняется вместе со мной.
Пожалуйста, пусть все наладится.
Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.

23:38 

Катерина Юрьевна пишет рецензию:
"подумай о том, что ты не можешь доверять не из-за Вадима Викторовича, а изнутри себя, именно зная, что ты вот такая Мария Геращенко - невозможно доверять"

Это все верно.
Разумеется, я не взваливаю все на ВВЧ.

Но забыла написать в предыдушем: то, что он так подействовал на меня, разумеется, связано с моими внутренними особенностями. Нечто, что было во мне, вступило во взаимодействие с тем, что он мог дать.

То, кем я являюсь сейчас - во многом результат этого взаимодействия.
Сейчас уже меньше, потому что есть иные силы.
Но вот это попадание - удивительное.

23:14 

Я шла с пакетом "Азбуки вкуса", в котором лежал сидр, и обдумывала эту запись. Ко мне подошел мужчина. "У Вас на пакете написана "любовь", даже продуктовые магазины эксплуатируют "любовь". Мы мило пообщались пару минут, и он ушел.

Так вот, любовь.
Сегодня мне снилось, что я пишу что-то хорошее и теплое о Вадиме Викторовиче. Что-то про голос, что-то про улыбку, что-то, кажется, про педагогический талант (не в таких словах пишу, конечно, но что-то о том).
Проблема: весь сегодняшний день я была чрезвычайно зла. Я проспала древнеисландский, потом я проспала дискурс и пришла только на лекцию человека, который еще злее меня. Я вырядилась в самую чудовищную юбку. Мне следовало накрасить губы красным, но я не догадалась - и накрасила только вернувшись из университета, и наблюдала как расплывается, размазывается мой рот в этой алой субстанции.
Я была зла от одиночества и разочарования: А. не смог прийти, в воскресенье тоже не смог, созвониться не получается из-за странных режимов у всех, и я чувствую, что я делаю что-то не так, что я что-то не могу. Я зла не на А., разумеется, и даже не на себя, сегодня я была чисто незамутненно зла ни на что, у меня по полу валялись вперемешку тетради, обувь, я стояла посреди этого хаоса и злилась.

Так вот, любовь.
Знаете, Вадим Викторович, Вы же были моей первой настоящей, и долгое время я считала, что единственной любовью. Я не жалею, что у Вас училась. Я не жалею ни о чем произошедшем, правда надеюсь, что моя сестра будет учиться не у Вас.
Сейчас я люблю другого человека. Он не такой как Вы. Скорее, он такой, как я.
Знаете, Вадим Викторович, моя проблема в том, что я не умею доверять. Нет, не потому, что я "обожглась", что Вы мне больно сделали, нет, я не могу доверять не в бытовом, а, простите, экзистенциальном смысле, не могу поверить, ввериться.
Вы учили нас не доверять.
Не в том дело (хотя и в этом, в этом), что когда я отдала Вам письмо и Вы гладили мою макушку, прозвучало "Я твой друг", которое не оправдалось никак.
Не в том дело, что каждый раз, когда я хотела оставить Вас, оставить в покое, исчезнуть, Вы подходили сами, а когда подходила я, убегали - и так мы бегали, и так я не знала, что происходит, а Вы не давали мне шанса узнать.
Не в Ваших шуточках дело.

В десятом классе, внезапно, Вы посмотрели мне в глаза и сообщили, что Онегину понравилась Татьяна, но он испугался того, что она слишком серьезна. А речь не "Онегине" совсем была.
Да, я была слишком серьезна - и я научилась тому, что чтобы тебя любили, нужно быть несерьезной, относиться несерьезно - что я делала с Г.Г. и другими, а ведь это во мне - относиться серьезно, и сейчас я достаю это из себя, потому что это нужно и важно, потому что иначе никак, и - да, я тогда поверила. Я тогда смотрела на девочку-химика, которая бьет Вас пластиковой бутылкой по голове и завидовала легкости. Я завидовала всем, с кем Вы непринужденно общались, потому что со мной непринужденно не получалось. Я была слишком в Вас влюблена, слишком привязана - хотя привязываться было не к чему, и да, и да, как надоедливая собачка.
Я научилась (Мне подсказала Лида), что это отвратительно. Вот уже больше года я учусь, что это нормально. Что это нормально: быть серьезным, считать свои чувства важными, свое отношение к другому важным, вплоть до пиетета, до восторженности, до гимназической восторженности, которую Вы находили во мне смешной.

Вы учили нас видеть мерзости.
Это называлось - "анализировать". Когда речь шла о главном герое "Олеси", то там даже не нужно было особой тонкости, а вот например, Гагин, кажется - главный герой "Аси", мы строчили с Екатериной Юрьевной сочинени и выискивали, где в нем проскальзывает мерзота. Чем больше мерзоты найдешь, тем более тонкий ты филолог. Мерзота в Чацком. Мерзота в Обломове и Штольце. Мерзота в Печорине. Не та, которую видно сразу, а именно скрытая, тонко-ассоциативная мерзота.
Это въелось, я сейчас не ищу ничего мерзкого специально, но я не могу гарантировать, что мое подсознание не ищет мерзоту во всем.
Но очень долго я искала специально. Вот мои отношения с Г.Г. опять-таки - они получились бы куда более мирными, если бы я не искала манипулятивности и скрытых мерзотных помыслов.

Дело не в Вас, Вадим Викторович, сейчас, совсем не в Вас, потому что я просто не знаю, что мне делать, что мне делать с моими отношениями нынешними, как мне доверять, как мне расслабиться, как мне найти то, что нужно мне, но что по неясным причинам от меня ускользает. Мне не нужно контроля, но я контролирую все, нервически, да, это про доверие, это все про доверие.

Вы здесь, Вадим Викторович, потому что я давно хотела написать Вам заключительное письмо. Я представляла его не таким: более концентрированным, более акцентированным на Вас. То, что получилось, вряд ли позволит чувствовать мне себя легче. Я думала, что если я избавлюсь от того, что говорилось монологами, мне станет хорошо. Мне не стало хорошо.

Все началось с того, что мне снилось, что я пишу что-то хорошее.
При всех издержках, Вы - лучший учитель литературы.

Ах, да, профсоюз. Мои шутки про профсоюз, и это соотносится с серьезностью, с попыткой легкости. Я же всегда понимала, что максимум, что мне грозит - быть "одной из". Я шутила про профсоюз женщин, куда попадают все влюбленные, и с которыми ведутся некие поддерживающие связи, и когда я отдала письмо, я думала, что вошла в этот профсоюз. Нет, не вошла, и никогда уже не войду. Я не стала "одной из", но это не звучит гордо, потому что я просто осталась для Вас никем, и, наверное, так даже лучше. Я помню, что писала в десятом классе про гордость: сначала осознаешь, что ты не единственный, кто влюблен, потом, что не единственный, кто влюблен в учителя, потом, что не единственный, кто влюблен в конкретного учителя. Вы здороваетесь со мной странно, но об этом не стоит думать, потому что вряд ли мы когда-нибудь еще увидимся (по крайней мере, по моей воле).

Я, конечно, не отправляю это письмо, потому что вряд ли Вы прочтете его, но оставляю открытым, чтобы у него была своя жизнь.

doppelt-gemoppelt

главная