Записи за месяц: Февраль
00:10 

Что же все-таки со мной не так - нет, я не про всякое эдакое, там, конечно, интересно в итоге получилось с галлюцинациями (может, еще не в итоге), но я не про это.
Вот просто. Что-то во мне происходит, а оказывается, что это не долетает во внешний мир.
Мне безумно страшно, я в вате хожу, еле двигаюсь - а при изложении получается какой-то спектакль. И ведь это не защитные иронии, защитные иронии работают иначе, а как будто бы естественный способ изложения.
Не долетает хорошее. А мне ведь при этом кажется, что я же, ведь я же!...
При всей исключительности ситуации - тот же самый упрек. Благодаря исключительности - не отмахнуться.
Можно жалостливо написать: мне в страхе и тяжелых состояниях сложно заметить что-либо, кроме своей потребности в нежности, потому что она становится болезненной и превращается почти что в требование. Почему болезненной? Потому что меня никто не любил. Это, вероятно, неправда. По крайней мере, я не помню, чтобы когда-либо у меня была уверенность в этом (за исключением маленьких эпизодов в лавине беды - кажется, лет в четырнадцать-пятнадцать).
Тут недалеко до шажка: я, дескать, такой человек, недостойный любви и жалости человек, - что там, как? - человек злой, непривлекательный я человек. И подлый, конечно.
Дело в том, однако, что я не нахожусь в изоляции, и со мной удивительно добры.
Я сейчас застопорилась минут на пятнадцать - не знаю. Не знаю.

04:30 

Давно нужно написать, давно хочу, давно не могу, а на самом деле: сейчас я уже ничего не понимаю о своем состоянии, так что смысла и нет. Две недели назад - неделю я понимала: мне очень плохо, я боюсь выходить из дома, у меня от тревоги немеет нога. И прочие спецэффекты. Я маленький кусочек пространства, который куда меньше своей оболочки, которая в это время вычурными интонациями извивается и посещает обеды. Ради интереса я тогда прошла тест на пятьсот вопросов, превысила норму по всем пунктам, получила информацию, что я - человек в крайней степени дезадаптации. Лежала в ванной, лежала в кровати, еле могла встать, что даже мои родители что-то заметили. Мама узнала, что я часто плачу, сказала, что я ее удивила и расстроила. Теперь мне стыдно. Но всё правда было как-то понятно: это такие ваши особенности, плюс обострение из-за напряженной ситуации, которую невозможно разрешить, пока я нахожусь в Екатеринбурге. Тревожьтесь и ждите. Хотя нет, на самом деле было неясно, тревога вызвана ситуацией или ситуация тревогой. Но все равно что-то понятно было. Некий такой эпизод, вот у вас все симптомы большого депрессивного расстройства, может, вы все-таки дойдете до психотерапевта. Хотя с другой стороны, есть такой нюанс, когда мы занимаемся диванной психиатрией, есть ли обман в той мысли, что подразумевается при описании человек, который в норме имеет состояние относительно спокойное, а тут вдруг такое и беда, поэтому у вас не может быть тяжелой депрессии, так как у вас норма иная. А это обман или нет. В этом вот было такое сомнение. Вообще я поняла, что не понимаю, что такое депрессия. Я раньше когда читала все эти статьи, которые начинаются: Большинство не понимает, что такое депрессия; я думала - ха! А вот пишут, мол, среди процветания и оптимизма появляется кое-что , а я не знаю, как это кое-что, ведь всегда это кое-что, оно может увеличиваться или уменьшаться, а как это так возникает вдруг. Вот вообще я раньше думала, что все как-то так живут как я, просто лучше преодолевают, ну или это связано с чем-то скорее интеллектуальным (я же, как мы знаем, анализирую): вот, я думала, это такая особенность человека вообще (ну, допустим, я несколько более впечатлительна и проч., а еще - ну, некие события); а оказывается (так пишут, а еще я интервьюировала и видела глазами - но, конечно, это может быть вранье) - оказывается, люди живут без постоянной тревоги с детства, чай спасает от невзгод, и какое-то настроение бывает, что нормальное. Может показаться, что я что-то глупое пишу, но вообще это озарение такое.
Так вот, у меня вообще-то тоже бывает. Сегодня с утра было вполне хорошее и бодрое с минимальной тревогой (и когда-то даже встречалось довольно часто - но почти никогда стабильно) - но оно было достигнуто несколько экстравагантным, скажем так, способом. Я не знала, что с ним делать. Я была очень удивлена. Вот месяца три назад был какой-то день, когда у меня весь день было хорошее настроение. Это было приятно, но странно. Хотя к вечеру все разлеталось все равно. И сегодня разлетелось.
Тут некоторое лукавство, потому что с сентября (в какой-то мере с июня) я существую в двух принципиально различных состояниях: когда я одна и когда я не одна. Второе инерционно влияет на первое, так что бывает, что первое выправляется. Вот, вот, оно выправляется, потому что существует второе. Второе существует в иной плоскости совсем, я про него сейчас не говорю. Это так и было (до января) и это очевидно, что так будет, но вот сейчас (последнюю неделю) колебания мучительные. Потому что первое резко откатилось вниз, а второе, кажется, скачнуло вверх. Но вот если первое как-то может выправляться, значит это не необратимый биохимический процесс. А что происходит. Но я вообще не об этом. Да, ситуация-то разрешилась, я надеюсь, что теперь просто последствия, и я скоро войду в свою норму, хотя из-за колебаний я скорее войду во что-то иное. Хотя мне по-прежнему страшно, и это всё тоже лапки запускает во второе, то есть и во время, но там просто легче.
Я к чему веду - я веду к тому, что я в принципе не могу оценить свое состояние. Я почти уверена, что мой мозг строит козни против меня. Это не теория заговора, я просто не доверяю ему (соответственно, себе). Я, в общем-то, никогда до конца не сопоставляла себя со своим телом - ну и с мозгом тоже - в какой-то мере это та же фигура наблюдателя. Он, кажется, резвится. Недавно он имитировал галлюцинации, чтобы меня напугать. Это правда смешно. То есть, задним числом: может и раньше что-то такое было. Но просто с неделю назад я читала что-то безобидное, а наткнулась на описание начала слуховых галлюцинаций, а потом через несколько дней обратила внимание, что кто-то зовет, а улица вроде как пустая. Ну послышалось, ладно, может я думала невольно, что мне может повстречаться мать. Потом в аэропорту - но там я много о чем думала, и много людей, точно может послышаться. Потом в пустой комнате в правое ухо мужской голос сказал мне "Чудесно!" - так тоже, ну, мало ли что, к тому же я недавно проснулась. А вот позавчера прекрасно: я вспомнила про эти три случая, хмыкнула и закрыла глаза, подумала, что это все ерунда какая-то, хотя вот в таком состоянии, как сейчас, может что-то и случиться - и тут мне в левое ухо уже моим голосом сказали "Бу!" Точнее, не бу, а какой-то неясный звук. Это было резко и очень страшно, я вздрогнула, боялась и потом болело ухо. Это выглядело издевательски. Неким вызовом от моей головы. Теперь ко всему прочему я ложусь в напряжении, что мне снова скажут Бу, хотя я догадываюсь, что скорее всего не скажут, так как мозгу в общем-то выгодно, чтобы я сильнее запуталась: а так я сейчас хоть и в напряжении, но жду подтверждения того, что это было, а его нет - и я не могу оценить.
Расчет его какой: я не смогу отмахнуться, буду тревожиться, буду анализировать - и еще сильнее путаться. Плюс: наблюдатель. Я понимаю, как может выглядеть этот текст (нереспектабельно), от того, что я это понимаю, я не доверяю себе еще больше. То есть: еще сильнее путаюсь.
Сейчас ничего происходить не будет, а потом, когда я все-таки успокоюсь, произойдет.
И ведь: дело-то пустяковое, знающие люди говорят, что тут даже беспокоиться не о чем, такое может быть от усталости, да хоть от чего.
Но меня на самом деле больше волнует не то, от чего, а были ли это галлюцинациями или галлюцинациями галлюцинаций, хотя в общем-то вопрос бессмысленный, так как по сути это одно и то же, но второе подрывает доверие полностью.
Теперь вот я выпускаю некий текст (этот) - а черт его знает, носит ли он демонстративный характер. То есть правда, что тут. Я не понимаю.
Вообще, я села его писать, чтобы как-то заснуть и завтра попробовать функционировать как трудоспособный человек. Ничего не выйдет! Хотя сегодня я начала думать про диплом.
Со сном тоже что-то непонятное, то есть с ним вроде как все проблемы разом, а вроде как и нет проблем.
Я еще должна была как-нибудь описать нежный сон про то, как меня прострелили (нежность умирания, залитая солнцем повозка - всё остальное там было как-то бессмысленно) и нечто с инцестуальным сюжетом.
Я с августа хотела написать большой пост про лицей - но уже, кажется, не напишу - так что тезисы. Лицей научил меня любить разруху. И еще тому, что ты никому не нужен, и в каком-то бытовом смысле - так сказать, твои "успехи", и если тебе что-то надо, то делай, пожалуйста, сам (это может быть больно, но по итогам скорее хорошо: это я, конечно, про мои попытки сделать так, чтобы моими олимпиадами заинтересовался кто-то, кроме меня - и про незабвенный мотив льда, конечно), и в более глобальном - ни ты, ни твои переживания. В лучшем случае ты станешь интересным объектом наблюдения. Я сейчас говорю как обиженный подросток: собственно, я он и есть. Я очень хотела, чтобы меня это место любило, потому что я любила его: я привязалась к нему, привязывалась к людям, и надеялась, что я хоть чуть-чуть важна. Это странно, конечно. Странно хотеть безраздельной любви от места, в котором таких как ты - скажем так, много. Вот я съездила нынче: знала, что еду в последний раз (по крайней мере так, как ездила раньше - потому что вдруг поступит сестра), получила то, на что рассчитывала, поняла, что вправду - в последний раз; я не знаю, что там еще делать. И да, ты действительно там никому не нужен: сразу после выпуска это было не так явно. Будем честны, активно это беспокоило меня только в то время, пока я ехала в маршрутке до дома. Потом меня беспокоило что-то другое.
Скоро будет пять лет, как я отдала письмо - и теперь это снова пятница. Я тут как-то писала жизнерадостное о том, что мне теперь нет дела - это не совсем так. У меня действительно пропал интерес к тому, что меня не любит конкретный человек, и у меня тоже нет особых эмоций. В этом смысле история ушла. Нет никакой актуальности в ней.
А вот ощущения я прекрасно помню. Из-за ощущений я так или иначе боюсь сейчас приближаться - и много чего боюсь. Раньше я ехидно шутила про Драму Юности, но теперь я лишена ироний - это действительно драма юности, и я расхлебываю до сих пор, и не знаю, когда расхлебаю.
Сейчас моя жизнь во многом определяется одним ненаписанным письмом - не моим и не мне - а пока я ехала из сунца в маршрутке, подумала, что, вероятно, не только тем письмом. Я люблю дурацкие круглые даты и дурацкие символы - скоро семнадцатое, можно попробовать, давно уже надо структурировать. Разумеется, не отправлять. Сомнительный акт будет, когда так, но как бы не так.
Да, про ощущения - я подслушала пару минут речи о мертвых душах, никакой уже нежности, обиды или злости, впрочем, тоже, стоишь и вроде как-то манит болезненностью - но лучше бежать и спасаться. И то задыхалась потом в ужасе, сидела с чайником испуганней, чем в десятом классе.
Потом был какой-то бессвязный тридцатисекундный диалог - и я совершенно не помню его лица, хотя вроде бы смотрела в глаза. Какое-то пятно. Всё - какое-то пятно.
Кажется, вторая часть записи более внятная. Интересно.
Раньше становилось легче, если что-то писать, а сейчас нет.

doppelt-gemoppelt

главная