• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:21 

Я сегодня не завела будильник, понадеявшись на то, что давно не просыпалась позже десяти - а в итоге проснулась полвторого и никуда не пошла, мучилась всю ночь тягомотными снами, а потом весь день неясностью своего бытия; и, короче, кончилось тем, что я придумала план на ближайшие пять лет. Он внезапен, оптимистичен и очень умен. Я наматываю уже полчаса круги по дому и бубню себе "Как же это умно".

Вообще, всё по-разному, я должна тут была написать лирику про гамбургских лебедей, восторженность и цинизм; а еще про Дрезден, который мне неожиданно очень понравился.
Если мне не станет лень (и если я не упаду в обмороки, увидев остаток на счете - потому что я что-то веду себя в последнее время, как дитя буржуазии), то я уеду скоро в гости к Кафке думать свои schwere philosophische Gedanken - это у Оли с немкой Катариной появилась новая шутка, когда они смотрели в Дрездене в мои глаза.
Я это всё пишу, пока у меня рис варится: просто очень хочется есть, а я не знаю, чем себя занять.

21:27 

Я редко пишу всюду, потому что я перестала страдать своей душой, а начала страдать своим телом: очень жарко. На самом деле не очень, около двадцати-двадцати пяти, но мне всё, что больше пятнадцати - мучительно, а если с солнцем, то мучительно всегда, и голова болит не переставая. Когда перестает - хорошо. Первые минут двадцать-тридцать тоже хорошо, особенно если ветер, а еще расцвело очень много цветов, а в какой-то из выходных я бродила в окрестных почти-лесах с болотцем и сиренью в сарафане до пят, и все немецкие пенсионеры улыбались мне, а некоторые дедушки чуть ли не снимали шляпы.

Завтра я буду предпринимать предположительно романтическое сведание (я только такими орфографиями могу это написать) с тридцатидвухлетним человеком-программистом, который должен купить новую газонокосилку, потому что трава выглядит КАТАСТРОФИЧЕСКИ. На вопрос "где?" мне прислали координаты: 52°30'57.3"N 13°22'37.2"E. Ну, карта прилагалась, и на том спасибо.
Как-то это всё стремновато.
Я изучила лексику крайнего случая и сейчас думаю, чего бы еще изучить.
Вот я сегодня в каком-то порыве купила дуденовский словарь синонимов и чувствую себя теперь очень крутым германистом.

23:15 

Вчера был день умиротворения, сегодня день отдохновения: я проснулась рано, лежала, лежала, ела, лежала, читала книжку, что-то немножко делала, лежала. У меня новое буржуазное развлечение: стоять под горячим душем и пританцовывать под встроенное в душевую кабинку радио; главное, капельки мыть сразу.
Вчера Магдебург; и там, на самом деле, ничего выдающегося, да и я почти никуда не пошла по музеям, а ходила по старому городу, на торговую площадь, на площадь у кафедрального, по зеленым полям с цветами. Сидела на скамейках, ела мороженки, возлегла у того же кафедрального, когда выглянуло солнце. Оно было теплое, и у меня даже не заболела голова. Я всё сняла и ходила в майке, и магдебургские тетушки одобрительно улыбались мне. Там на площади отличные фонтаны в виде арки, и можно было бы пробегать в них и плескаться, но я поехала одна, и не знала, куда девать вещи.
Это, пожалуй, единственный недостаток того, что я поехала одна. Я не сказала за день ни слова (ну, кроме заказа в кафешке и покупки билета в музее монастыря), переслушала все песни, бессмысленно ходила: одной можно ходить без цели, не стремиться никуда, смотреть в одну точку, задумываться, не спешить, не согласовывать: количественный результат в итоге меньше, но качественный!
Я встала вчера в пять утра, и это сказалось, и сказалось, наверное, всё остальное, и я была беззащитна перед всем: перед цветочками, скульптурами (их очень много), соборами с колокольным звоном, надписями над домах, дождем, солнцем, песенками,своими и теми, которые пели на улицах, и плакала всё время без причины - ну, не все время, вру; и почти не думала, и всё было так осмысленно при этом.
Очень интересно идти по лучу солнца, когда прошел дождь.

00:42 

Не знаю.
У меня, как я сказала сегодня милому другу, "начался период", но, будем честны, он не начинался и не заканчивался, а просто возник еще раз, и теперь мне всё время нужно делать что-то, иначе я буду переливать свои боли и страхи, к нежности иногда приходя, и скакать по лестнице в темноте, или раскидывать книжки, декламируя стишки и песенки. И еще вот, я записала вчера, когда ждала лекцию: что я приеду из Германии, и у меня начнется новый кризис самоопределения, но он же тоже был всегда, я хорошо помню его с одиннадцати лет, но вот даже в детском садике я не могла решить, в какую из сестер зачарованных я хочу играть: потому что я хотела во всех и ни в какую.
И вот я выдумала красивую теорию: что эти "периоды" такие частые стали, что я убегаю в них, в свои мысли - ощущения - воспоминания, всегда одинаковые, почти всегда одинаковые; что я сказала полтора года назад в шутку про любовь всей своей жизни, а потом вцепилась в название и оно пропечаталось, и я верю в него, и оно висит такой константой моей жизни, и я только в нем и уверена, потому что всё остальное смутное вокруг.
А оно константа, конечно, потому, что мной целиком и полностью сконструированно, действие без взаимодействия, никакого воздействия внешнего, ничего не изменится, никуда не исчезнет. Привыкло существовать само в себе, само для себя, как еще мне слова вывернуть.

Вот, например, иначе: мой милый друг; мы пишем и пишем друг другу, а пару дней назад я увидела фотографию, ну вот эту, с искривленными рожами, и я словила ужас, потому что я совсем не помню и не верю в то, как же это, говорить ртом, скакать, интонировать, таскать раскладушку, что правда существует милый друг, а не только буквы. Я не знаю, как мне объяснить это: тип взаимодействия поменялся, прошлый забывается; потому что развитие происходит, и живой человек, а не призрак.

У меня сейчас припадки воодушевления, граничащие со спадами и моей тоской. Вчера утром было хорошо: идти утром по длинному-длинному пасмурному полю бабочек под песню Хуана и Федерико, с тканевой сумкой наперевес; таким модным и активным ощущаешь себя. Я записалась на танцование и хочу попробовать плавать. Я придумала, как мне читать "Волшебную гору": по десять страниц в день, сначала с параллельным русским текстом и словарем по надобности, потом еще раз без всего. Это комфортно, не раздражает так, когда роешься и ищешь каждое слово, и чувствуешь себя не ничтожеством, а очень умным человеком (особенно когда читаешь второй раз). Я назвала это "Сто дней Томаса Манна" - как раз дочитаю к отъезду. Завтра я поеду в Магдебург, место обитания героини моей курсовой, которую я не то что писать не начала, а так и ни одной книжки по теме не прочитала.

Завтра нужно в шесть встать.
Близится полночь, поэтому я нервна, я ничего не понимаю про себя и жизнь свою.

22:17 

Томас Манн привел меня к алкоголизму.
Серьезно, я начала выпивать в полдень и все еще пью. Я весь день пью и читаю вступление к "Волшебной горе". Оно очень короткое, страничка, четыре абзаца. Я прочитала его по-русски, по-немецки, одновременно по-русски и по-немецки, потом еще так, а потом еще эдак, а потом изображала из себя литературоведа и писала про него эссе. Ну как, эссе. Оно тоже очень короткое, страничка ворда, без начала и конца, но вообще-то просили полстранички, и это они это так называют - эссе, а на самом деле наброски какие-то, а в моем случае в основном цитаты (но их же еще найти - а отыщите-ка цитатки по всей горе!) с глубокомысленными подчеркиваниями и несколькими предложениями комментариев к ним. Ну, потому что Томас Манн хорошо говорит на немецком языке, а я плохо.
Не суйтесь никогда с В2 в такие вещи.

Вот дописала и делаю уроки для дошкольников про части речи, и прям душе хорошо, всё понятно.

Не знаю. Вообще, у меня тут воспылало вдохновение, когда я в пятницу сходила в театр, какой-то такой в подвале, и там был спектакь почти без действия, а потому сложно понимаемый, и вот я подумала, надо какие-то активные телодвижения совершать, а не ждать пока язык по каплям втечет. Ну то есть он, конечно, когда-нибудь втечет, но когда это будет.

21:10 

Пришла пора записываться на языковой курс в течение семестра, и проходила я тест. Всё получилось через жопень, как обычно, но не важно.
Я бродила и бродила по сайту шпрахцентрума и набрела на С-тест по русскому языку. Ну, он для определения уровня жаждующих изучать великий и могучий.
ЭТО ЖЕСТЬ КАКАЯ-ТО ЧЕСТНО.
Первый раз я прошла на 98/100, а второй на 87. 87!!! Ну, я не перепроверяла, может, опечаталась где-то (везде). Еще я не поняла, надо ли писать ё. Они пишут ё в текстах, но, может, я не должна была писать ё.

15:49 

Сейчас будет пост социальных проблем.

Раз.
Во Вроцлаве мы попали на феминистический митинг - это было задорно, с криками и барабанами. Я мало что поняла, но увидела слова - аборт и референдум, ну и смогла перевести пару лозунгов, типа мое тело - мое дело. Я вспомнила, что в Польше вроде как запрещены аборты, и подумала, вот же молодцы, видимо, решили провести референдум и вот тут предлагают проголосовать за. И так радовалась, что люди боролись и доборолись за свои права, почти до слез.
Потом в автобусе выяснилось, что движуха не за то, как голосовать в референдуме, а просто за то, чтобы референдум был. И еще: что запрещены не все, можно: по медицинским показаниям и если беременность является следствием преступного акта. Последняя формулировка поражает меня, потому что как вообще определить, был акт преступным или нет. Как мы знаем, многие преступные акты кажутся общественности личной и семейной жизнью.
В Кракове я видела два христианских митинга (не уверена, правда, - по тому же поводу или нет, но почему-то такое ощущение, что да). Один был очень колоритный: ливень, серое небо, люди без зонтов крестятся и кланяются, крестятся и кланяются.
У прекрасной церквушки расставили плакаты - ну, как это любят, окровавленные младенцы, которым на вид уж месяцев пять, с пальцами и глазами, а их все выдают за трехнедельных эмбрионов.
И - ладно, думала я. Всякое бывает. Отмена запрета абортов нелегко дается консервативному сознанию.
А вот теперь я решила прочитать, что в итоге из всего этого вышло, и оказалось, что я чертов оптимист. Потому что вся движуха - не за легализацию любых абортов, а за то, чтобы не вводили (или вводили, со стороны христианских активистов) полный запрет, в том числе и по медицинским показаниям с угрозой жизни матери или отклонениями у плода, в том числе и с этим результатом преступного акта. Вот.
И вот тут я как-то немного. Как бы так сказать. Я немного. Ну, скажем так, поражена.

Два.
Сейчас русская женщина Нина (наш управдом, ну, условно - пенсионерка) настойчиво пыталась накормить меня колбаской. Я отказывалась. Но она предлагала настойчиво, и пришлось-таки сказать, что я не ем мясо. Дальше - классика, вопросы и вздохи, это неинтересно, но вот одно мне понравилось. "Человек рожден, чтобы есть мясо!" - сказали мне. Я была снова, так сказать, поражена, потому что думала, что человек рожден для чего-то другого. Но я - человек-деликатность, человек-антиконфликт, особенно в отношении того, кто дает мне приличное недорогое жилье, и ответила только, что это не факт.
Недавно я слушала монолог о беженцах - точнее, не совсем я, монолог говорился телефону, а я стала случайным свидетелем. Он заключался в том, что женщину Нину звали работать в другой отель, но она не пойдет, потому что она не может выносить, не будет выносить вот этих, этих вот грязных, флюхтлингов, а в ее отеле чистенько, одни немцы, только немцы одни, и директор с принсипом, сказал такой - я не пущу, я не пущу вот этих вот, мне даже деньги не нужны вот этих вот.
На пенсионер-диско был просмотр первого канала.
Вчера я долго пыталась объяснить, что языки учатся не только для того, чтобы уехать в страну изучения. И да, меня не беспокоит малая распространенность шведского.
Меня это всё не раздражает и даже веселит, потому что она правда довольно редко появляется здесь.
Но просто удивительно, как человек прожил тринадцать лет в Германии, и сохранил нетронутым в себе этот русский провинциализм с осуждением всего. Просто это почти моя тетушка Лиля, только чуть повеселеее и поумнее, и со знанием немецкого языка.
Мне сейчас немного стыдно за формулировку "русский провинциализм", потому что она снобистская и неточная, а еще в ней какая-то такая западническая антитеза, но я не могу придумать, как сказать.

20:57 

Напишу, для разнообразия, здесь.
Я вернулась из Польши (вчера ночью), а вчера сходила в бюргерамт. Это оказалось довольно легко.
У меня, на самом деле, нет особого хотения что-то писать.
Засвидетельствовать: уехать в Польшу было хорошей идеей, потому что славянский язык сделал мне хорошо, каменные мостовые и готика тоже, и так спокойно, и нет этого чувства, что ты что-то должен себе: понимать быструю речь на улицах, вменяемо говорить. Немецкий язык потом все равно догнал, подкараулил и напал - в лице немки из Дрездена, с которой мы ходили четыре дня всюду, но это было мило и хорошо, она тоже альтмодиш и без ненужной активности.
Иногда мне хотелось, конечно, чтобы я уехала туда совсем одна, и одна ходила, и не надо было бы ни с кем договариваться, соотносить планы и проч. Но, наверное, нет. Наверное, нет.

Когда ехали обратно в Берлин, очень долго, в сумме девять часов, на двух автобусах с пересадкой (но автобусы модные, и очень легко перенеслось), под конец уже, в темноте, я затерялась во времени, и мне казалось, что всё это - лето перед десятым классом, и я то ли еду из Белорецка, тоже ночью, по кочкам-по кочкам, и немного страшно, а я вдруг ловлю себя на том, что боязно перевернуться, собственно, не от того, что боязно, а потому что будет неловко перед милым другом (в смысле - тогда словила); то ли мы с Катериной Юрьевной едем от каких-то гробниц, был вечер и было душно, та-та-та.
Мне чей-то ноутбук светил в глаз, и я ушла в перед салона, а Оля осталась там, где сидела, и я оказалась одна в темноте, и так всё любила, включала какие-то песни себе (и не совсем песни), и плакала.
У меня на плеере отыскалось несколько старинных песен Земфиры, про ромашки и др., а это же что: мне пять лет, мы едем с мамой в трамваях, а потом я скачу по дивану с кассетным плеером. Я раньше мало задумывалась, родители - родители, я маленькая, а они взрослые; а последние года два-три с помесью ужаса и восхищения начинаю осознавать, насколько молодыми они были, когда мне было те же пять лет. Это так странно. В моем возрасте мама, например, уже вышла замуж - а через полгода где-то мне будет столько, сколько было ей, когда она меня родила. Я не могу это понять своей головой. Мне двадцать один - и я едва могу совладать сама с собой; а ей было двадцать один, и еще я. И ведь нормально сработали.

Я заново в Берлине второй день, и пока мне хорошо. Я хотела написать еще перед Польшей, но что-то не пошло; тогда, когда я перевозила свой чемодан, и возвращалась в ту комнату с белой мебелью очень счастливая. Никогда не думала, что могу быть так счастлива, без примеси тоски, что скоро уеду откуда-то; и еще - я раньше думала, мне все равно, где жить, а оказалось, что та комната и то здание очень сильно давили.
Я теперь живу в трехэтажном домике с Олей и условно - пенсионеркой; я живу в комнате ее мужа, поэтому она очень буржуазна, и местами - трогательно безвкусна: с фарфоровыми песиками, покрывалом с розами, торшером под какой-то розовый камень.
Вчера тут было пенсионер-диско, и это всё немного стыдно, но очень смешно.
Эта женщина, на самом деле, не пенсионерка, а работает где-то в отеле, так что ее большую часть времени нет, и тогда очень тихо, можно бегать по лестнице с этажа на этаж, заваривать чай, смотреть в окно на соседа, который тоже что-то неспешно выпивает, а еще - выходить на террасу.
Я живу на улице, названной в честь вида бабочки Червонец Огненный, и все улицы вокруг названы тоже в честь разных бабочек, и среди них - бабочково поле, длинное с зеленой травой, и ночью видно очень много звезд.

03:09 

ИЗВИНИТЕ НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ
Хвала моей бессоннице, лени (потому что я не поела вечером и поэтому не могла заснуть), а еще тяге к знаниям, из-за которой я до часу ночи читала описания курсов (и из-за этого тоже не могла заснуть). Я СЛОВИЛА ТЕРМИН В БЮРГЕРАМТ НА 15 АПРЕЛЯ. За десять дней то есть. Не за два месяца. Без очереди с шести утра. Термин, который мелькает голубым цветом на сайте на пару минут и его тут же хватают. Теперь меня не депортируют за отсутствие регистрации! Я успею открыть счет в банке! Меня признают за человека и пустят в библиотеку!
"Я не продуманная, но сообразительная," - сказала я сегодня родителям после двух часов папиных нервных припадков и маминых хохотков. Хвала еще покровителю дурачков, конечно.

Плохо то, что мои шатания несколько ограничатся тем, что нужно быть тут вечером четырнадцатого. Хотя если выехать числа восьмого и не заезжать в Дрезден, то нормально.
Еще хуже то, что Оля тоже идет пятнадцатого, скорее всего в другой бюргерамт, и пенсионерка не сможет разорваться. А, да, мои отношения с Файнгольдом в итоге не сложились, так что я буду жить в резиденции русской женщины Нины вместе с Олей. Это очень буржуазный трехэтажный дом со столовыми приборами, которые я видела впервые в жизни. Но очень мило.
Она вчера заливала, что не может прописать двоих, но есть сыновья-сваты, и надо как-то всё это срочно решать (я не думала, что придется так срочно).

Но аааааа. Я не могу. Пятнадцатое апреля. В бюргерамт, который еще демоничней нашей 202 поликлиники, хотя, казалось бы, демонизировать что-то сильнее сложно.
Дошла по такому поводу до кухни, теперь ем хлебушек с маслом. Пью ромашку.
Завтра опять не высплюсь, но оно стоит того.

22:16 

Мой друг теперь танцор и хвастун; ну, то есть сначала - наблюдатель артефактов десятилетней давности и только после этого хвастун. А ведь я просто решила срежиссировать шпионскую игру два месяца назад. Я давно говорю, эмиграция на Уралмаш - это вам не шутка.

Так вот, мой друг владеет всяким, а я владею 690 евро наличкой, и моя жизнь теперь тяжела и полна опасений. Еще я владею студенческим билетом, он же проездной, он же бумажка чуть больше нашего паспорта, КОТОРУЮ НУЖНО БЫЛО ОТОРВАТЬ от листа А4 с иной информацией. А, да, еще я владею термином в бюргерамт на 3 июня, потому что в моей голове была пустота - но надеюсь завладеть термином на пораньше. Сижу, слежу в прямом эфире, вдруг кто откажется.

Я месяца полтора назад была такая женщина провокатор и сказала: Я не буду посещать в великой Германии курсы по летературе (ударение на первый слог, разумеется), потому что я больше не могу.
Короче. Не то чтобы это совсем моя воля, но я что-то пособирала сегодня (не до конца правда разобралась в системе), и почти всё, что я насобирала - литература.
Она и такая и эдакая, но пока моя основная надежда - семестровый семинар про "Волшебную гору". Семестр. На "Волшебную гору". Я тут просто и хихикаю, и подпрыгиваю, и это так всё интригующе.

13:12 

Пишу маме: вот, на сайте лицее в этом году дурацкая первоапрельская шутка, я, правда, пошла смотреть ее специально, вспомнив, что должна быть шутка, но, наверное, даже я бы не поверила, а ведь я верила им все эти годы!

И я посчитала все эти годы и - знаете что? Девять. Восемь, на самом деле, но девятый раз. Девятый раз первоапрельская шутка.
Это, конечно, как считать: я считаю с конца шестого класса, когда узнала и воодушевилась; ну а в седьмом уже были курсы, которые, конечно, ничего не имели общего с лицеем, но тем не менее.
Это всё как-то так. Как-то очень странно. Ну просто я обычно считаю с выпуска и думаю, что я зеленая молодежь и даже как будто и не настоящий выпускник, не прошло же и трех лет.

Я вчера играла в социализацию, первый акт я смогла на три с плюсом, второй на два с минусом, а третий на четверку со скидкой на время суток.
Ну сойдет.

23:50 

Мне сегодня намного лучше; спасибо моему организму за то, что он до сих пор живет со мной и оказывается не способен долго оставаться на дне психологий (в болоте - может, но черт с ними с болотами) и добрым людям за добрые побуждения.

Светит солнце и очень тепло, в выходные обещают +23, сегодня было +14, но много солнца и приходилось ходить в блузке. Я, конечно, не рада (а еще у меня нет темных очков и надо где-то приобрести), но, похоже, существует какая-то физиологическая реакция на солнце помимо моей воли, так что оно раздражает, но все равно немного радостно. Хотя, конечно, лучше бы было прохладно.

Очень смешно, но я, кажется, все-таки буду жить с диджей-буддистом. Во вторник мы имели с ним свидание в 7.45 утра (иначе не получалось) - а я долго не могла заснуть, потому что много спала на выходных, но встала раньше шести и поехала из Мариендорфа в Шпандау, в смысле - с крайнего юга на крайний северо-запад. А потом к девяти на курсы в центр. Это было великолепно.
Диджей-буддист показал мне келью у порога; дом невысокий и рядом есть парк. В комнате нет шкафа и штор, а стол прикручивается к стене. На самом деле, такая убогая комната, что я - ну не будем врать, что сразу, - но прониклась симпатией. А то сейчас я живу на двадцати квадратных метрах наедине с белой мебелью и мне до сих пор неуютно.
Диджей-буддист, прославившийся среди нас своей фотографией с пылесосм, действительно показал мне свой пылесос. "Это пылесос новейшей модели," - сказал он.
Мы свиделись, и он должен был меня избрать, потому что были еще жаждующие, и вот он вроде как меня избрал, но как-то непонятно.
Шпандау раньше (до 1920) был другим городом и там есть древняя цитадель.

Я тут живу постоянно в каком-то напряжении, но время от времени оно исчезает, и вот, сегодня оно исчезает часто и мне почти всё нравится. Больше всего мне нравится то, что можно отсюда уехать, и весь Шенген мой. Берлин я, скажем так, пока не возлюбила; будем честны, тут удобно жить, но особых красот нет.
Вот все говорят: Берлин - молодежный город; а мне нужен город для старушек, с домиками, переулками и готическим собором. Хотя, если подумать, я никогда не жила в маленьких городах и не знаю, как это делается.

20:53 

Леголаська, Xoto,
а расскажите мне про Польшу - куда податься, что смотреть (времени ориентировочно неделя)? Желательно, конечно, на западе Польши, но не принципиально.
Или, может, тут еще кто-нибудь в теме.

00:52 

Просто законспектировать.
Сейчас милый друг передал мне нечто лестное, но в несколько сомнительных обстоятельствах.
Я сначала обрадовалась, а потом подумала: "Ты же выдумываешь это, чтобы я подумала, что я не ничтожество". Так как это милый друг, то я, конечно же, тут же это озвучила, но сразу добавила: "Если выдумываешь, не признавайся".
Так как я немножко пересмотрела сахарной ваты про прынца шарминга (но всё уже в прошлом!), то сегодня с утра спросоня в метро на полном серьезе обдумывала идею проклятия на весь свет, чтобы он притворялся в своём ко мне расположении.

Но тут ведь дело не в том, что плохого это обо мне говорит, а в такой детали, что я немножко в таком состоянии, что не верю ни во что, а в милого друга все равно верю - хотя, как сегодня выяснилось, он отобрал у меня всё: мою юность, свежесть, закадровые кадры, шанс феерических излияний, цвет пуховика, шведский язык, мои надежды и чаяния. Всё, кроме вишневого фишерфрэнда, но мне тут сказали, что он не принадлежит никому.

23:54 

Я должна кое-что пояснить.
Дело в том, что я очень слабый и очень неумелый человек: но я всегда хотела, чтобы у меня было много добрых и милых друзей; ну, без глубинных проникновений и абсолютных философских близостей, просто - хороших, милых и добрых друзей. Всегда очень хотела, и никогда не получалось.
Разумеется, проблема во мне: потому что у меня до сих пор беды с коммуникациями, а мои задумчивые молчаливые виды, как правило, не вызывают симпатий. Вероятно, люди думают, что я их ненавижу. Или боюсь, что еще хуже. Или вот, например, была такая хохма: в десятом, кажется, классе Катерине Юрьевне кто-то из одноклассников сообщил, что боится нас всех, потому что мы своей троичной бандой производим впечатление закрытого клуба и презираем весь мир. Про презираем весь мир я сейчас выдумала, каюсь.

И мне иногда кажется, что всё нормально, а иногда, что нет. И я до сих пор не умею. А потом, как правило, срабатывает защитный механизм и мне кажется, что и не хочу.
Но правда в том, что хочу. И тут можно топать ногами и кричать: смелее, смелее, помоги себе сам, ничего не падает из воздуха.
Но я не буду так делать, потому что это никогда не помогает.

Конечно, сейчас обострено всё тем, что я тут почти все время одна, и на курсах тоже не особо разговариваю с людьми (так выходит, ну, я собственно о чем и говорю). В Москве, например, если соседки нет два-три дня, я уже впадаю в тоску, а потом она приходит, мы говорим о чепухе и смотрим очередные видео про щенят, и становится лучше - а тут я уже три недели живу в таком состоянии.

Сейчас будет стыдновато, но немножко статистики. В последний раз я с кем-то обнималась - ну, не будем считать вежливых европейцев - в начале февраля, два месяца назад. Перед этим, пожалуй, в ноябре. Еще перед этим - в августе. И тут надо учесть, что, в большинстве случаев, существует проблема. На самом деле, просто очень смешно, как моя сдержанность и сдержанность моих немногочисленных товарищей противоречит тому, что я не самый увереный в себе и мире человек, которому нужны напоминания, что он не очень плох.

Я влюбляюсь почти в каждого, кто по-доброму со мной поговорит. Как правило, не надолго, но это раздражает. So pathetic, как говаривал понятно кто.
Я до сих пор помню мелкие эпизоды, трех- четырехлетней давности, когда люди по случайности говорили со мной мило. Иногда еще более дальней давности.

Ирония в том, что есть, например, два человека, утверждающих, что любят меня. Я была бы осторожней с формулировками, но они не мои. С одним человеком у нас слишком много общего, а с другим очень мало; зато эти истории объединяет то, что в обоих случаях я вела себя далеко от идеала, но этим пренебрегли. А, ну еще и то, конечно, что все очень сдержанны - и мне же будет неуютно (и бывает), если что-то меняется: потому что (особенно в первом случае) мое чувство вины не дремлет, и еще многое, многое другое не дремлет тоже.

Я что сказать-то хотела. Не знаю, поныть просто. Я какую-то мысль хотела сказать, но потеряла.

URL
22:03 

Сегодня я окончательно решила, что я человек в депрессиях. Ну, то есть как: я всё проспала (на самом деле, не совсем проспала), никуда не пошла, а потом подумала - какая, в сущности, разница, как провести кусок времени от своего неподконтрольного рождения до своей неподконтрольной смерти, в деятельности или же в бездеятельности самого позорного толка.
Дело не в том, что подумала, потому что, вообще-то, я всегда так думаю, а в том, что подумала, согласилась и приняла это для себя, а не теоретически. А это не очень хорошо, когда помыслы, прикидывающиеся экзистенциальными, становятся правилом бытовой жизни.
И еще такой хронологический аспект: первый раз - хотя, наверное, не первый, но первый, который я помню хорошо - когда этот помысел пришел ко мне, был под конец одиннадцатого класса, вероятно, в конце февраля - начале марта. Он пришел в формулировке от милого друга, а я неожиданно не была против. Потом милый друг опроверг, и я тоже почти опровергла, но это не важно.
Февраль-март одиннадцатого класса - и ведь даже нельзя сказать, что всё было очень мрачно. Наоборот: я как будто была спокойна, ничего особо не хотела и мне казалось, что я прекрасно справляюсь со всем. Это шатко, конечно, было. Потому что я помню, например, как мы ехали в Петербург (со льдом, разумеется; что меня дернуло вообще; хотя ладно, знаю, любовь к бесплатным поездкам) и я пряталась в одеяло на своей верхней полке и плакала от обиды и зависти по каким-то мелким поводам; а потом я плакала в торговом центре из-за того, что со мной внезапно поговорили по-доброму. А потом. И еще.
Как-то мне не нравится это всё.

23:12 

Пахнет, пахнет дождем.
Если высунуться в окно и не обращать внимание, что слева вдали горит желтая надпись Poco (магазин, где я покупала подушку) и другие дорожные огни, или - если повернуться так, чтобы этого действительно не видеть, а еще - снять очки, то: внизу темнота, огороды и маленькие домики, и это почти что бабушкин балкон, не хватает стрижей, не хватает проводов. На улице плюс пятнадцать, настоящее уральское лето.
Можно сказать, что я слишком привязана к своему прошлому, но я о том, что дождь везде одинаков.

15:10 

Пока мой друг пишет сентиментальные записи, я думаю исключительно об еде - и иногда о зрелищах.
Наблюдение вчерашнего вечера: если очень хотеть есть, но вместо того, чтобы пойти в кафе, пойти на богослужение, то к середине богослужения есть уже не хочется, и какое-то время после него - тоже. Можно успеть доехать до своей конечной станции метро и только там припасть.
Нет аналогов немецкой китайской еды. Вчера я приобрела за три евро бадью китайской лапши с овощами (могла приобрести за 4 с тофу), которую я поела в этом киоске на станции, потом притащила домой, думала, осталась половина, а там оставалось три четверти, ела вечером, потом еще раз немного ела, и осталось еще на сегодня. То есть я, конечно, помню, что, по мнениям специалистов, я дюймовочка и грызу семечко, но все равно.
Лифт в общаге всю прошлую неделю отказывался признавать меня за человека, если со мной не было тяжелого пакета с едой - и не вез. Сейчас стал возить - то ли он исправился, то ли я нашла место, куда вставать.

Не знаю, как бы так выразиться поделикатней, но протестантское богослужение - это что-то такое не очень организованное.

04:29 

Давайте я расскажу вам на ночь глядя о своих потаённых лингвистических желаниях, которые появляются, конечно, только в ночи, потому что в остальное время я занята своими бедами.

Моё первое потаённое желание заключается в том, что надо вспомнить латынь. Сейчас я прикинула, что я сходу помню из латыни: худо-бедно первые три склонения; орно орнави орнатум орнаре; хик хайк хок хуйус хуйус хуйус; вивамус мея лесбия атквамэмус; эксэги монумент айрэ перениус; то, что конъюнктив образуется так, что ты не хочешь в это верить, а у местоименного склонения какие-то проблемы. И то, что сука во время течки отдается без всякой рефлексии, но это не совсем относится к делу.
Если глянуть в таблицы, я смогу вспомнить, скорее всего, довольно много в подробностях, потому что, как минимум, зачет в первом семестре сдавала без всего, так как мне лень было писать шпаргалки, и прямо-таки помнила все парадигмы; экзамен уже с флагами, но все равно думала головой.

Моё второе потаённое желание, вообще-то, моя специальность, и оно в том, что надо все как-то структурировать дальше древнего периода - да и древний тоже, чтобы мочь сходу и с примерами не только про передвижения. Ну нет, ладно, еще, вероятно, я смогу про геминацию, Вернера, Хольцмана (хотя...) и еще что-нибудь. Комбинаторные уже не смогу, если это, конечно, не готское преломление. Перегласовки - беда. Ну, кстати, все не так плохо.
Что касается немецкого дальше, средний и новый, то больше грамматика, потому что с фонетикой всё даже более или менее ясно, если постараться, то я воспроизведу все эти чудодейственные обращения и слияния дифтонгов. А сильные/слабые глаголы я так и помню в основном по готскому.
Еще такое совсем потаенное: история скандинавских.
А если быть прагматиком, то неплохо бы начать писать курсовую.

Моё третье потаённое желание: надо бы читать общую фонетику, общую морфологию, общее всё, и изменять всему остальному с фундаментальной лингвистикой. У меня уже есть модные очки и чёрная майка для этого.

Блин, серьезно, надо что-то делать.

22:01 

Делала шведский, а потом мне надоело, и я решила пройти тест. Не знаю, насколько тест хороший, но на вид не очень плохой, и он диагностировал мне В1+. А это что значит. Что совсем немного осталось, чтобы и на шведском перейти в фазу вечного В2, от которого не спрятаться, не скрыться, и из которого не выбраться.
Хотя, пожалуй, мой непрактикуемый английский уже давно не В2, а нечто иное.

Сегодня всё повеселее в моей жизни, и появились даже какие-то стремления. Вот, делаю уроки, и даже есть помыслы завтра пойти погулять что-то увидеть.
Я решила, что я не плохая и унылая, а просто слабенькая, и теперь отпаиваю себя чайком с бергамотом.

Мы сегодня с милым другом спорили, кто из нас экстраверт, это вообще такой странный спор, потому что милый друг всегда был эталон интроверсии, и я как будто бы тоже, но потом я решила, что я экстраверт, который не смог, а тут милый друг заявляет мне сегодня, что он экстраверт, который смог (в этом году). И я: эээ. Ну в прочем ладно, мы в этом году мало видимся, а в отношении себя я разницы не заметила.
Я это к тому, что для экстраверта, который не смог, я вполне неплохо справляюсь.
Хотя, может, это неправда. Может, я это выдумала для драматизма.
Я хотела заявить, что я страдаю от одиночества, но потом засомневалась, действительно ли я от него страдаю.
Еще я хотела как-нибудь так вывернуться, чтобы процитировать поэзии Олега Васильевича, но не придумала, как.

doppelt-gemoppelt

главная