• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:27 

И тут меня озарило. У меня же два приглашения. Я обману международный отдел и подсуну им приглашение с апреля, а не с марта: все равно никто не будет проверять, когда именно я покину свое отечество. ТАКИМ ОБРАЗОМ СРОК ПОДАЧИ ДОКУМЕНТОВ ПРОДЛЕВАЕТСЯ НА МЕСЯЦ.
Я самая умная на свете.

13:32 

Меня отпустило.
То есть, конечно, можно было сделать так: вступить в отношения с расселяющей организацией, отослать им полтысячи евро, три месяца ничего не знать о том, в какую общагу ты попадешь, и волноваться (или не волноваться), а в итоге получить дешевую Аллею Космонавтов (правда, до сих пор не знать точную цену комнаты).
НО РАЗВЕ ЭТО ПУТЬ МАРИИ ГЕРАЩЕНКО.
Лида мне сказала недавно: в девятом классе можно было спокойно сидеть на математике и смеяться над педагогом, а ты ушла на экстернат и устроила себе кучу проблем.
Вот да. ВОТ ПУТЬ МАРИИ ГЕРАЩЕНКО. :facepalm:
Даже так: :facepalm::facepalm::facepalm:
Наши отношения с хером Прайслером окончились так же драматично, как начались (никак), а все остальные херры либо предлагают мне осмотреть их жилплощадь в феврале, либо молчат. Недавно написал испанец, который живет в Эстонии, что он "научил лингвистику и учить русский язык, но пока умеет плохо", но его жилплощадь была дорога. Я предложила скостить цену в обмен на то, чтобы он стал уметь русский язык хорошо, но, кажется, деньги он любит больше, чем русский язык.
Вчера я волновалась. Думала, как же я выживу на чужбине, вот людям легко, они приедут, и государственная организация сразу даст им их десять квадратных метров. Ах, Машенька, какая же вы...!
Потом я занялась бомбардировкой, и несколько человек ответило прям-таки сразу, это успокоило меня: вероятно, можно этим всем заняться даже и на месте. То есть, всё, конечно, так: через три недели лететь, а я не представляю, где я вообще буду жить. Но всё, с другой стороны, так: зачисление, на которое надо принести бумажку о регистрации по месту жительства, четвертого апреля, а до этого - куча времени. В первый месяц можно что-нибудь придумать, и моя буйная фантазия придумывает варианты один загибонистей другого.
Дико смешно.
Надо дождаться визы (а то господин Трифонов чего-то меня напугал), делать эти чертовы документы, чтобы хоть что-то принести завтра в международный отдел (завтра в 16.00 последний срок, и я как-то опять :facepalm: ) и уроки!! уроки!!! Вчера собиралась читать романы Стендаля - и. Ну. Ну понятно.

13:26 

Машенька, давайте так. Вы облажались. Вы облажались в различных сферах своей жизни. Так как Вы человек, отравленный классической литературой, Вы лениво просыпаетесь в полдень с дырой в душе, играете в игрушку пианино, размышляете о судьбе мира, о судьбе человека в мире, о роли случайности в мироздании, предопределенности человеческих поступков и о чем Вы только не размышляете.
Американские сериалы учат нас: если ты облажался, то, если это возможно, фогет зыс факинг булшит, а если невозможно, то решай проблемы и не унывай.
Вот, давайте, Машенька, мы будем по-простому, и разыграем сериальчик о преодолении трудностей, а не роман Федора Михайловича. Купите себе пустырник, Машенька, если у Вас какие-то беды.

14:01 

Мне не нравится всё.
Начнем, допустим, с того, что две ночи подряд мне снился Вадим Викторович Чудновский. Вчера еще было ничего: он снился мне в своем положительном обличьи, а потом это сгладилось тем, что мне приснился Петечка-котик. Сегодня он снился мне в отрицательном обличьи, после этого приснилась еще какая-то гадость, а потом я встала в семь нуль нуль и пошла относить свои докУменты господину Трифонову. Господин Трифонов смотрел на мои докУменты и морщился. Перед этим другой мужчина в окошечке пытался меня заморозить и уверить, что ДААД здесь, хотя он был совсем не здесь. На нас с Верой напала активная-позитивная девочка из МГИМО, и теперь я знаю, что немецкий - еще ничего, а английский - совсем хана, на первом курсе две девочки слегли от сосудистой дистонии и падали в обморок с утра, а она станет первым атташе в Бангладеше, а лучше бы, конечно, не в Бангладеше, но в Бангладеш отправляют всех; еще я знаю учебный план МГИМО, цены за общаги, цены в столовых; излияния про город Смоленск, излияния про город Берлин. Тяжело. Я не смогла сдать свои пальцы, потому что мои пальцы не влезают на аппарат: средний палец слишком длинный, а мизинец слишком короткий, и их нельзя все вместе уместить плашмя, пришлось мизинец сдавать отдельно.

К слову, про В.В. пока что еще не на что жаловаться, в девятом классе было хуже. В начале девятого класса меня волновало две вещи: как не стать виновником эпидемии педикулеза в лицее и будущее уральской поэзии. Потом меня начало волновать то, что мой классный руководитель - это человек, которого я застукала на бревне с книгой во время пожарной тревоги, и который в восьмом классе изгнал меня из лаборатории, когда я пыталась записаться на гуманитарные олимпиады, поэтому мне пришлось писать олимпиады по физике, биологии и химии. Еще раз: по физике, биологии и химии. А потом ко всему прочему оказалось, что мой учитель литературы Вадим Викторович Чудновский, а я как-то рассчитывала на то, что мое знакомство с Вадимом Викторовичем Чудновским ограничится годовым изучением "Капитанской дочки". А вот нет, и было пять уроков русской литры по расписанию, и еще что-то заменяли постоянно, так что их было то шесть, то семь, т.е. вот это происходило практически каждый день, а потом вот это снилось мне в течение двух недель ежедневно; правда, в нейтральном обличьи. Одно, я помню, было в поварском колпаке, занималось приготовлением зелий и премерзко ухмылялось.

ДокУменты для господина Трифонова еще не самые страшные докУменты, меня еще ждет наш Международный отдел. Я, конечно, помню, чему научило меня это заведение в первые недели первого курса: что думать не надо, а надо делать, и если надо взять бумажечку у одной тетеньки, поднести другой тетеньке, потом возвратить первой, но перед этим подождать, пока она докурит свою папиросу, а еще некоторые бумажечки брать в руки нельзя, а нужно, чтобы их носила за тобой третья тетенька, то это нормально, даже если эти тетеньки немножко не в одном месте и курят не по одной папиросе, а сразу пачку. Вот, я помню, но не хочу .

Из хорошего: вчера я купила билеты на сапсан туда-обратно за полторы тысячи, и таким образом со второго по шестое марта буду в Петербурге. Единственное, я приеду не в шесть утра, как обычно, а в одиннадцать, поэтому не будет "петербургской зари" и пустой столовой №1, ну да ладно.
Болит голова, очень хочется спать, но надо не спать, а переводить чертово приглашение, еще всякое и составлять ПРОТОКОЛ СООТВЕТСТВИЯ ПРИЛОЖЕНИЕ К ПРОТОКОЛУ СООТВЕТСТВИЯ ПРИЛОЖЕНИЕ К ПРИЛОЖЕНИЮ :abuse:

22:24 

Сейчас хорошо: я села в любимую позу сессии - на кровати в моем тургеневском уголке с деревянными обоями, с ноутбуком и чаем, напротив окна, ГЗ мне светит, а я даже рада его видеть. Но я должна сказать следующее: я совсем не хочу ходить в школку. Мне кажется, я пойду завтра не в школку (хотя там Е.Р. - да, но как-то стыдно смотреть ей в глаза), а покупать акционные билеты на сапсан (которые, разумеется, нельзя купить на сайте).

Не поплакать сегодня не получилось; я была почти готова к этому, но в глаза начало светить солнце и они заслезились, а потом уж, раз уж все равно. И я ехала и думала: зачем это всё; и что кончится же тем, что я буду жить в Екатеринбурге, делать тут что-то, ходить по улицам, по которым ходила без перерывов восемнадцать лет и с перерывами 3+n, потому что я больше ничего не хочу и ничего не люблю. И какого черта и куда я еду. А потом я, конечно, понимала, что я-то не могу жить в Екатеринбурге и что-то тут делать, потому что в моей голове есть мысль неудовлетворения, которая говорит мне: вы же, Машенька, эдакая, как же вы можете прозябать на Уралмаше, когда в вас столько талантов, Машенька, надо. расширять. свои. горизонты.
Есть дурацкая песня у Курары, со строчкой "Всё самое интересное рядом в подъезде". Вот вообще-то да.
Диди, в отличие от меня, может променять "лучший вуз страны" на УПИ, жить с котиками и не волноваться, потому что у Диди, в отличие от меня, не засоренная голова.

Это всё очень категорично, то, что сверху, потому что я приезжаю сюда, и мне нравится наш милый филфак, и моя комнатка, и Москва время от времени, и мне интересно, что дальше. Я это и в такси осознавала, в общем-то, и довольно быстро успокоилась, и потом только переругивалась со своим чемоданом. Аэропорты Кольцово и Домодедово теперь знают всё, что я думаю о своем чемодане. У нас с ним, как у меня со всем: я бегу к нему через весь зал, почти кричу "Солнышко, жди меня!" и хватаю с ленты, пока его не скрыли в темнице, а потом сообщаю ему все нецензурные слова о нем, которые могу придумать, и заодно об устройстве мироздания.
Вообще, я думала, везти его до общаги будет кошмарно, но оказалось не совсем. Всё располагало к тому, чтобы было кошмарно: он высотой почти с мои ноги, официально весит 14,5 кг (которые были в багаже), плюсом туда запиханы ноутбук и зеркалка, т.е. где-то 18 кг; бывало, конечно, хуже, но это бывало в рюкзаке, не в час пик в метро и не после того, как я сдуру съела выданный сандвич с маянезиком, на который мой бок отозвался - ну, недоуменно. Вообще-то, 18 кг, наверное, не так уж много, даже если учесть, что это чуть больше трети моего веса, но я же хила, как червяк. Это сравнение очень странное, я придумала его в аэроэкспрессе и не поняла его смысла. Но неважно. Я хила как червяк.
Мне вспоминалось, что от Павелецкого до Вернадки при переходах бесконечное количество лестниц, но их было всего три: одна вниз и две вверх, и на обе мне затащили мущины. У меня был коварный план: ставить чемодан на мущин, и они бы несли его, только чтобы я его на них не ставила. Но мущины сами хотели нести. Один мущина был очень интеллигентным в чорном плаще. Позвольте, я понесу, - сказал он, бодренько схватил и поволок. Я шла сбоку и заметила, что к концу лестницы это стал не интеллигентный мущина, а мущина, красный как рак. Я пыталась очаровательно улыбнуться мущине и сказать "Большое спасибо!", но он не глядя в глаза отдал чемодан и испуганно и стремительно скрылся.
Теперь чемодан стоит между кроватью и окном и смотрит на меня. Настя говорит, зачем тебе столько вещей и осуждает меня. Я тоже осуждаю себя, но мне сказали: ты же едешь на полгода на чужбину! И я подумала: ведь правда. А вдруг я захочу вывезти трофеи. Меня утешает в моем грехе то, что кто-то еще более грешен: например, Валерия Небо везла чемодан такого же размера, набитый под завязку, на шесть дней в город Санкт-Петербург. С другой стороны, нельзя сравнивать людей с Валерией Небо.
А я вот сейчас подумала. Если он весил 15+3, то когда я добавлю в него московских вещей, он будет весить...
Мне кажется, если я вдруг буду писать книгу о воспитании детей, я начну ее так: Прежде чем научить ребенка держать в руке шариковую ручку, научите его держать в руке гирю.

Послезавтра в ДААД, и надо написать подлецу Прайслеру, но не могу себя заставить.
Ладно, буду уж спать, завтра разберемся.

01:28 

Завтра улетать; черт возьми, я могу тут лежать неделями, изнывать, вспоминать все свои несчастья; и я не знаю, честно говоря, как прошли эти почти три недели здесь (как во сне), и что я делала, и зачем; но вот последняя ночь (до середины августа, ровно полгода, как, как), и я очень хочу спать, но не ложусь, потому что это последняя ночь. Очень глупо.

Вчера мы с Диди узнали всё о презрении в социальных сетях (неважно, просто это нужно записать). Я не смогла озвучить свой блог визуально, зато озвучила визуально свою поэзию и поэзию коня - уселась в шарфе с Аполлоном в руке и излагала: про зовьетише форшер; из-под лепестка вылетела бабочка (это почти как о смысле всего сущего); про витки, окружность, камень и рыбу; и пыталась еще одно, но невозможно серьезно сказать "Утки!", а после этого изложить еще одну строфу. Всё это стыдновато, но дико смешно.
Рылась в шкафах, отыскивала невероятное и казала милому другу.
Ну, например: мятый-измятый календарь с омерзительно вырезанными фотошопом моей фотографией, фотографией Катерины Юрьевны и фотографией тигра. Я думала, это сделал кто-то из нас, но вроде бы нам подарили одноклассники в 2010 году. Или: газеты гимназии №144 с моими писульками. В одной из них я (в шестом классе) многословно осуждаю вандализм гимназистов, которые - это великолепно - развесили гирлянды в туалете (из туалетной бумаги). Так и написано: гирлянды из туалетной бумаги. И фотографии прилагаются. Для контраста: в десятом классе в "школьном дневничке", который я исправно вела, всеми силами подражая стилистике замечаний (не всегда выходило) и который мы тоже вчера нашли и читали с выражением, есть такая запись: четвертое мая, пятница, второй-третий урок, информатика. "Прогуливая, бегала по партам и лежала на учительском столе. Устроили танцы аборигенов, перешедшие в битву стахановцев. Закрасили доску квадратиками и загадили парты товарищей". Я не знаю, что там у нас произошло и как именно мы загадили парты товарищей; кажется, мы пытались протереть их тряпкой, которой протерли доску перед битвой стахановцев. Битва стахановцев - это кто быстрее закрасит доску квадратами в шахматном порядке, или вообще сделает ее полностью белой. Досок в 305, благо, было много. Потом товарищи пришли и сказали: простите, что? Потом пришел Соловьев и сказал: ну понятно.
Вообще, увлекательнейшее чтиво.
А, да, еще про артефакты. Пара прекраснейших бахилл благородного бирюзового цвета. Огрызки наклеек с, стыдно признаться, Гравитэйшн и еще всяким, и сто рублей с ней же, и еще значки с зе газетте. Сшитое ухо. Магнит с светящимся зеленым котом. Моё любимое: папка с контрольными работами, в ней - полиэтиленовый пакет, в пакете - ватная палочка, на которую намотан ватный диск. Почему?

Сегодня я пошла в магазин, чтобы купить товары солидного человека, а купила кофтень с тигряткой, футболку с полярным мишкой и нечто алое (я не знаю, как называется этот продукт) с изумрудным тараканом.
Мы оцифровали кассеты пятнадцатилетней давности про то, как папа полгода жил в Японии. Это охренительно. Посмотрели чуть-чуть совсем, потому что только сегодня забрали, кусочек про сад, там бежит вода и очень тихо, какие-то краеведческие музеи с редкими папиными комментариями - голос немного другой, мягче, и интонации изменились. ВСЮ ДУШУ ВЫВОРАЧИВАЮЩЕЕ КАЧЕСТВО ИЗОБРАЖЕНИЯ.
А я помню: мне было пять лет, папа писал мне письма с картинками, запомнила только что-то про зоопарк (и, кстати, сегодня тоже частично было видео зоопарка с надоедливой антилопой) - ну, как письма, документы ворд, мама распечатывала их на работе и приносила мне.
Потом была какая-то активная движуха по поводу встречи: человек пятнадцать, что ли, пошли встречать на вокзал (самолет до Москвы, из Москвы на поезде). И я тоже очень хотела пойти встречать на вокзал, и представляла, как буду танцовать на перроне, но - как я теперь это рассказываю - "лежала в горячке в своей комнате с голыми стенами в зеленой штукатурке". На следующий день, причем, выздоровела. И вот я лежала в своей комнате с зеленой штукатуркой, а в соседней комнате были празднества, папа ко мне приходил и показывал японские палочки, рассказывал, что в Японии люди ими едят и давал мне палочками колбасу.
Сегодня он дал мне карточку и сказал возьми дочь яблоко: Здесь пять тысяч евро. Не просри.
Тем временем я наскребла по сусекам тринадцать евриков, и положила их в красивенький дашин кошелек с бантиком. Теперь уж точно доеду из аэропорта в Берлине. Черт. Как я, на самом деле, не хочу думать об этом.

Надо все-таки спать, потому что если я не лягу, то я не высплюсь и опять буду рыдать всю дорогу.
Хотя, у меня сейчас такой огромный чемодан в половину моего роста и шире в два раза, что я в любом случае буду рыдать.

23:57 

Вчера мы подумали с Катей: отчего мы не пошли на физтех УПИ. Мы бы закончили физтех и стали бы работать в лаборатории с отцами, и была бы наша жизнь проста и понятна. Мы бы мерили. И мерили. И мерили.
В восьмом классе только ленивый не отговаривал нас от гуманитарного направления. "Девочки, вы такие умные, - говорил нам учитель математики, - почему вы не хотите в физико-математический класс?" О великий, могучий, правдивый и свободный русский язык, - отвечали мы, - Он один нам поддержка и опора.
На экзамене в конце года на класс пришлось три пятерки: две наши и еще одна у девочки, которая пошла в химбио. Дорогие будущие физматы, которые потом очень гордились тем, что они не поганые гумы, сдали... как бы так выразиться... ну да не надо злорадства.
Теперь мы юный филолог и юный экономист: Катерина Юрьевна, в отличие от меня, приложила остатки своих математических талантов. Я хочу стать переводчиком шведского между послом и поваром или учительницей в Калуге ("профессоришкой", как мне посоветовал АЛС). У Катерины не менее дерзкие чаяния. В них фигурирует слово "бухгалтерша", которое для меня сейчас такое очень волнительное слово.
А могли бы мерить. И УПИ, да, УПИ обязательно.
Вот Диди ходит в УПИ пританцовывая и всем советует.

Я почему-то не знаю конкретно, что такого произошло в жизни Катерины Юрьевны, что она приняла в себя летературу (ударение на первый слог), никогда не задумывалась, просто в один момент так получилось, что мы стали господин Жеребкинс и господин Лошадкинс и делали поэзию своим клубом гениальных идиотов. И хореографические постановки. И оперу. Наши бедные терпеливые родители. Потом нам в руки попали блага цивилизации и мы начали делать кинематограф; точнее, медиа-продукцию, фильм-то в итоге получился только один.
Я-то приняла в себя летературу в девять лет из-за школы магии и волшебства Хогвартс Сириуса, где юную Знайзебан Коку (я придумала это имя в отчаянии) принуждали писать магические домашечки обо всём. Это вылилось в то, что юная Знайзебан Кока начала писать в своей лингвистической гимназии сочинения, которые сочли блестящими (до этого она писала так: "Мы сходили в поход. Было много еды. Мы попрыгали с Лерой через скакалку. Кстати, еда очень вкусная"). А потом как-то завертелось.
Не знаю. Что-то не то во всем этом.
Не то чтобы меня что-то не устраивало, но как-то вот так да не так.

14:26 

Моё лето 2013 прошло своеобразно. Обыкновенно мне стыдно за это, особенно за женщину, которая поливала цветы. Когда я возвращаюсь в лето 2013 хронотопически, то как будто понимаю себя; правда, потом становится еще стыднее. Это отторжение, вероятно, искусственное, связанное с кратковременностью происходящего; сейчас, по крайней мере, так. Потому что: я могу лежать, вздыхать и лелеять, а потом впасть в тоску, а могу затолкнуть в очередной раз подальше и успокоиться.
После такого слишком понятно становится, как одиноко я живу.
Как-то слишком трагично вышло. Давайте иначе: лишнее напоминание, что я живу несколько одиноко. Так лучше. Я вообще не трагедию тут писать собиралась, а высер о половой любви.

Недавно меня заподозрили в том, что я поддерживаю Льва Николаевича Толстого в отрицании половой любви. Я специально формулирую так мерзко. Надо сказать, меня не в первый раз заподозрили в этом.
Заявление: я не поддерживаю Льва Николаевича Толстого в отрицании половой любви. "Крейцерова соната" понравилась мне, потому что там иногда умно, а иногда остроумно, а главный герой выражается , а не из-за отрицания половой любви.
У меня есть много теорий, но теории на этот счет нет. В смысле, я ничего не отрицаю теоретически. Фактически, мое отрицание обычно происходило (происходит) от вполне бытовых причин: причины эстетической и причины лени. Причина эстетическая заключается в том, что меня всегда очень сильно волновал вид сверху, и чаще всего я находила его недостаточно живописным. Если бы меня волновал вид сбоку, например, то моя половая жизнь сложилась бы иначе, но меня волновал вид сверху. Это всё моя латентная религиозность.
Причина лени заключается, собственно, в лени, и еще в скуке. В четырнадцать-пятнадцать лет еще было весело, а потом надоело. Иногда я думаю: не стоит ли мне приобщиться к пороку сладострастия? И даже если физиологически не поступает возражений, все равно очень, невероятно лень, если не сразу, то довольно скоро. Недели две-три максимум (при новинках), пожалуй, а в норме около получаса.

Вообще, я хочу вступить в романтические отношения такого содержания: я лежу, меня гладят по голове (молча) и мажут мои синяки душистой мазью. Молча - это в том числе беседы на отвлеченные темы, ну не знаю, о языке умбунду. Потом мы пьем чаи и идем сквозь снега в картинную галерею смотреть полотно "Восход солнца над деревней Николаевкой". Вечером нужно снова пить чаи. Менее овощной вариант: в перерывах между этим всем я пишу научную работу. Человек, с которым я вступлю в романтические отношения, тоже пишет научную работу (в другой комнате). Мы носим друг другу чай. Желательно, чтобы он вставал в семь утра, уходил на работу в восемь и половину вечеров где-нибудь развлекался, пока я веду свою жизнь пенсионера.

19:39 

Стыд моей жизни в том, что я мямля. Например, сегодня я выражала свою мысль, как младшеклассник МОУ СОШ. На деле, хуже, потому что младшеклассник никогда не скажет: с высоты моих моральных принципов. Мне кажется, я так говорю, чтобы в итоге ничего не сказать, ну и, конечно, чтобы длиннее, а в этот момент хоть что-то выдумать. Сегодня я пыталась иронично поднять бровь, а получилось, что у меня перекосилась челюсть и отпала. Я начинаю понимать, кажется, почему мой круг общения стремится к нулю.
Это драматическая история о том, как Мария Геращенко уже почти три года в смущении, с перерывами на странные выкрутасы. Давеча, внутри этой драматической истории, я пыталась поведать другую, еще более драматическую - о том, как Мария Геращенко обрела своего милого друга, а получилось собрание желтых заголовков "Комсомольской правды". Я вообще замечаю, что внутри драматических историй не надо пересказывать других драм. Вот, например, с моей нежной одногруппницей Олей у нас нет драмы, и когда я рассказала ей одну из, получилось произведение искусства. Пока с Гришей драмы не было - я тоже рассказывала и выходило восхитительно.

К слову, Диди, у меня вопрос - он риторический, и я задам его иносказательно. Вот лежит шар. "Мне бы хотелось, чтобы он был красным", - говорят мне. "Ну уж нет, - отвечаю я, - я не могу допустить этого". "Может, все-таки?" - говорят мне. "Нет, нет и нет, - отвечаю я, - Разве я похожа на человека, который может позволить шар такого цвета?" "Хорошо, - говорят мне, - пусть он будет зеленым. Точнее, он и так зеленый. Машенька, вы согласны со мной?" "Вы так добры, - отвечаю я и хлопаю в ладоши, - как это вы здорово придумали. Конечно же, шар зеленый!" - а сама что-то там мазюкаю. В упоении, хором: "шар зеленый!!!" Я достаю кисть и окрашиваю его красным. Почему?

Вот эти два абзаца я написала, пока ехала в метро.
Дальше я должна была нагнетать и рассказывать, как у меня кружится голова. Потом бы начались отступления о филологии и разумном взгляде на мир. То есть, отдельно о филологии, и отдельно о взгляде. Затем вздохи, что я краснею, будто бы!... Про мой обновленный абонемент на психологическую помощь с бонусом. Снова про смущение и невзначай про московскую плюшку, ну просто, чтобы сказать про московскую плюшку. Кончилось бы всё очень лирично, почти в слезах и многословном восхищении.
Но Катерина Юрьевна показала мне вчера игрушку, и теперь я играю в нее и не могу остановиться.

02:52 

Про холеру написать, что ли, я, помнится, анонс делала.
Венецианскую холеру скрывают, улыбаются, пляшут, будто бы всё отлично. Это неприятно и отталкивающе, но и приятно. Не могу сформулировать. Такое же чувство почти при чтении антиутопий. Жутковато, но полнейшее удовлетворение.
Накидаю примеров отовсюду, несвязанных и разных: красивый блестящий автомат с протухшими напитками из Японии; китайские мясные конфеты, тоже в очень красивой упаковке, но омерзительные на вкус; агитационные национал-социалистические плакаты, вообще официальная-официозная сторона вот этого всего; третья часть "Стелло" Виньи, отступление про подписание приказов о казни; вообще всякие документы на качественной бумаге с гербами и ужасными вещами внутри, сюда же бумажки, например, с каким-нибудь диагнозом диким; процедура ЕГЭ, все затраты времени, сил и бумаги при условии плохой сдачи; эпизод, кажется, из "Кентерберийских рассказов" о подготовке брачной ночи, детальное описание, про простыни и проч., а муж - старик полумертвый.
И т.д.
Ужасно манит почему-то.

Сюда же, с некоторыми оговорками, можно отнести фотографию со свадьбы моей двоюродной сестры Надежды. Фотография такая: Надежда в белом платье стоит, а рядом стоят люди, и в руках их - воздушные шарики с буквами ее фамилии, у каждого по букве. На следующей фотографии они шарики выпускают, и шарики с буквами ее фамилии летят в небо, где обязательно лопнут, а Надежда рядом прыгает от радости и воздевает руки вверх. На следующей фотографии она держит фамилию мужа, вытесанную из дерева.
Меня волнует вторая фотография. Это правда одна из самых страшных фотографий, которые я видела. Человек символически убивает кусок себя и скачет в восторге. Вот это вот реальный декаданс, а не французские стишки выпендержные.

Как из этого следует моё белое платье с помпоном? Никак.
Просто, мне кажется, если я выйду замуж, то либо из бюрократических причин, либо, как выражается Катерина Юрьевна, из ненависти к себе. Второе вероятней, и тогда мне просто необходим помпон. Хотя, на самом деле, этот помпон тоже в каком-то смысле соотносится с холерой.

02:02 

Сижу у Кати в плюшевых штанах и сунцевской футболке, которую она украла у меня пять лет назад и не желает возвращать. По не до конца понятным причинам, связанным с матушкой и собакой, мы нынче спим в разных комнатах; ну, то есть она спит, а я сижу и фотографирую лампу в виде зайчика, китайский фонарик и картины на стенах. Я теперь всё фотографирую и кладу в инстограм (в моем случае да, через о). У меня в последнее время какая-то невероятная потребность высираться в искренних излияниях; пройдет, надеюсь, когда учиться начну.

Катерина Юрьевна озвучила свой блог визуально. Наверное, я не должна об этом писать. В любом случае, это бомба. Теперь я тоже хочу озвучить свой блог визуально, но у меня наверняка не получится бомбы, потому что я человек простой и конкретный, и пишу конструкциями без мяс, и вид у меня не такой таинственный.
Мы говорили и ели творог. Творог, творог, зачем тебе мой рог. Мне трудно писать, потому что тут клавиши маленькие, а вместо пробела всунута крошечная кнопка делейт.
Мы смотрели передачу "Размышления на погосте". Это, вообще-то, не то, что хотелось бы знать об Алексее Леонидовиче, но я никогда, никогда не видела таких нежных поглаживаний, как поглаживания надгробных плит в этой передаче.
Черная собака ела мой хлеб и заставляла мазать маслом.

23:56 

Вчера я очень познавательно сходила всюду.
Сначала я сходила в ЗАГС, точнее, еще раньше - в Сбербанк, и обнаружила, что Сбербанк не знает, на какой КБК и какую сумму я должна перечислять в виде госпошлины. "Ну откуда же мы можем знать, - сказали мне, - А вы разве не знаете?"
Потом я пришла в ЗАГС. Мама сказала мне: ты будешь идти, и вдруг - красивое казенное здание! дворец!
Дворец выглядел вот так:
В дворце я наблюдала драмы - люди подавали заявления на регистрацию брака. Их было где-то четыре умножить на два и у трех умножить на два были лица, как будто через год они придут подавать заявления на расторжение брака. Мне так показалось. Я ни о чем не говорю.
Один молодой человек мне понравился. Он был белорус и тоже хотел заключить брак. - "Ваша национальность?" - спрашивали его. - "Я - белорус", - отвечал он. -"Нет, вы русский или еврей?" - говорили ему. Потом белоруса выгнали, потому что у него не было справки, что он не имеет жены в ином государстве.
Двадцать два года назад из этого же ЗАГСа выгнали моих родителей, потому что у папы не было паспорта (не знаю, куда он его дел), а был заменяющий паспорт документ. Ему обещали, что заменяющий паспорт документ заменяет паспорт, а оказалось, что нет. Правда, в богдановическом ЗАГСе паспорт заменило отсутствие обоих паспортов и устная заявка моей бабушки (!?).
Это не помешало моим родителям зарегистрировать мое рождение в этом же ЗАГСе, а мне спустя двадцать лет потерять свидетельство.
У нас с мамой было мнение, что после моего восемнадцатилетия она все еще моя мать, поэтому она подала заявку на то, чтобы забрать новое свидетельство самой, так как она работает относительно недалеко. Заявку приняли, но потом она позвонила и ей сказали: "Но-но-но, какая же вы мать? Ваш ребенок совершеннолетний, пусть приходит сам".
И вот я пошла. Я сделала всё, и специальная женщина позвала меня в специальную комнату.
- Чё вы делаете, - сказала она, - Мы отправили вам ваше свидетельство двадцать девятого января.
- Куда и зачем?
- Разумеется, в ЗАГС Орджоникидзевского района. Вы же подали заявку. Идите в ЗАГС Орджоникидзевского района. Почему вы не могли позвонить? Разве не легче было позвонить!?
- Эээ, ну как бы, знаете...
- Но документ отправлен! Он уже отправлен! А что же нам делать! Перечеркивать сейчас! Отцеплять пошлину! Давайте, если хотите, мы вам сделаем еще один документ.
И мне сделали еще один документ, "ну пошлина же уплочена уже", и так как я не уверена полностью, что потеряла старое, у меня теперь, вероятно, три свидетельства о рождении и точно - вместо моей прекрасной книжечки советского образца огроменный зеленый листок, с которым нельзя ничего сделать
Вообще, меня увлекло посещение ЗАГСа. Я даже захотела выйти замуж, чтобы прийти и подать заявление на регистрацию брака и заполнить какой-нибудь бланк. Но потом я подглядела, как мужчина заполняет анкетку, и там были графы "Он" и "Она", и я поняла, что, помимо этических и политических причин, от заключения брака меня теперь, в случае чего, будут удерживать еще и эстетические.

Потом я пошла смотреть, как мой отец "двигает науку и поднимает страну с колен". То есть, мы вместе пошли за очками, но перед этим я посмотрела вот на это всё. Мне понравилось. Кажется, я была в ИФМ чуть ли не один раз всего, лет в пять-шесть, мне показывали большой магнит и баллон с гелием. Сейчас-то другая лаборатория уже, и они не возят азот на санях. Но у Арлетт в кабинете все еще стоит композиция: "Ученики мастеровые везут воду" Перова и рядом "Научные сотрудники везут азот", фотография. Она показывает это своим коллегам-французам.
Неожиданно я попала в столовую каких-то юристов, потому что она напротив, и там у них - светящийся потолок и колонна в виде дерева, намного дешевле, чем в наших столовых, но вообще не вкусно.
С очками случился конфуз. Я специально пошла с папой, чтобы он уберег свою дочь от опрометчивого поступка. Но он был увлечен примеркой своих очков, а потом посмотрел на выбранную мной оправу и сказал: "Ха-ха-ха, ты похожа на подружку Венедиктова, да не, нормально, че".
Сегодня я забрала их и поняла, что выбирала в какой-то беде. Ну, еще из-за того, что при примерке мутные стекла.
Со второго раза было уже не так страшно, но они все равно очень большие.
очень сильно большие
Теперь с этими очками надо носить исключительно черные майки, потому что если я начну выряжаться, как обычно, в свои юбки, то это уже будет филиал гастролей Коляда-театра.

Сегодня я еще ходила и всё смотрела, а потом зашла в деканат (бегом). Там я, кажется, последний раз была позапрошлым летом, но всё по-прежнему, только еще более завалено. Зато в коридоре подозрительно чисто и светло, и свисают оранжевые круги с потолка. Если б на моем филфаке свисали такие оранжевые круги, я бы с ума сошла, мне кажется.
Основное достоинство деканата, с моей точки зрения эгоиста, в том, что меня там не ненавидят-когда-видят; достаточно явно, чтобы даже у меня не возникало сомнений. На самом деле, надо было давно сходить, а не лежать кверху задницей.

09:49 

Вчера я дошла до следующего: посмотрела "Смерть в Венеции" третий раз. А всё равно это можно смотреть бесконечно, и вряд ли я когда-нибудь увижу что-нибудь лучше для себя. Все еще нравится: беззубый смех над ними и ими над собой, не понимая, что происходит; вся сцена возвращения на Лидо с вокзала (удивительно нежно; а я смотрю, как он плывет в лодке и радуюсь, хотя всё-всё знаю) и улыбка Ашенбаха в первый момент, довольная и смущенная, когда он кричит про багаж и осознает.
Тадзио в море, оказывается, не просто оборачивается, а поднимает руку. Я полтора года назад так радовалась, что лысина явственно появляется только после сцены в лифте, но нет, она появляется сразу.
Каждый раз очень сильно волнуюсь; хотелось бы сказать, что монотонность действия несколько успокаивает меня, но, по-моему, из-за нее и волнуюсь. Потому что помимо того, что это просто прекрасно, это про всю мою жизнь.

Тут еще надо высказаться про скрываемую венецианскую холеру и тонко-ассоциативным путем объяснить, почему я должна выйти замуж в белом платье с помпоном, но меня ждут два грандиозных деяния: заказать очки и пойти, между прочим, в ЗАГС узаконить свои отношения с родителями и всё это почему-то в Кировском районе.

02:03 

Петечка-котик не желает амнистировать меня (я нахожусь в опале не за свои грехи, совершенные в Выборге; то ли за то, что мое имя оказалось там без меня, то ли просто за свое имя).
- Петр, - говорю я Супер-Кобзону, - я хочу жить с вами.
- Мария, - отвечает мне Супер-Кобзон, - я нахожу ваш поступок очень смелым, что это: просьба о ночлеге или желание заполнить пробелы?
- Продадите кофемолку сами знаете кому, - так звучит многоходовочка грешника.
Играем в триумвират Троцкого Тарана, это почти как наши удовольствия восьмого класса, но чуть-чуть изящнее.
Ну а больше я все равно не могу ничего делать сейчас.

Каждую ночь, черт возьми. Ложусь и не могу. Боюсь всего, трясусь (это не фигура речи), и вдобавок вспоминаю всякую дрянь. Когда доходит совсем до беды, глажу себя по голове и рыдаю в восторге.

18:43 

Купила билет на восьмое марта, что-то маялись, маялись, ван-вэй-тикет или не ван-вэй-тикет, в итоге все-таки ван.
У меня, таким образом, не будет дня рождения в Берлине, зато будет в Петербурге (надеюсь), и это нравится мне куда больше.
С Прайслером вроде как почти всё выяснили, визу ДААД обещает сделать за два-три дня (ну даже если две недели, то нормально).
Жизнь налаживается постепенно.

Решила покрасить волосы не пальцами как обычно, а каким-нибудь приспособлением, мама выдала мне щетку для мытья ванной (хотя утверждает, что она для одежды), ну ладно, какие проблемы-то.

00:07 

Вот я еще что заметила: меня совершенно не беспокоит, например, свинячий грипп, и люди в масках на улицах вызывают недоумение. Мой пресловутый синяк меня тем более не беспокоит. Когда заледеневшая завязка пуховика прилетела мне в открытый глаз и травмировала роговицу, меня это тоже не особо волновало. Правда, это было в четвертом классе. Но вот, к примеру, прошлым летом я сначала застудила поясницу, а потом навернулась с лестницы и выгнула ее при падении как-то странно, так что потом можно было идти только очень медленно и очень прямо, и любое неосторожное движение или потрясывание отзывалось дикой болью. Лестница, с которой я навернулась, находилась в поликлинике, рядом с которой - травмпункт. Но я пошла не в травмпункт, а в Коляда-театр. Не будем уточнять, что было мне от спины вечером и на следующий день.
При этом я могу часами искать у себя симптомы катаракты, глистов, столбняка, не будем продолжать список - и волноваться!
Тут можно процитировать про то, как Монтень упал с лошади (вроде), но мне лень искать.

Два универсальных рецепта излечения всего: купить имбирный чай Айдиго и сделать всё по инструкции; добавить табаско в маленькую чашку водки с томатным соком так, как будто в большую, и перчиком, перчиком присыпать, и лимона надавить так, чтобы кости плавали.

22:22 

Сегодня день провала. Мы собирались пойти в УПИ, чтобы показывать мне "самую мякотку", но не вышло, и тогда мы пошли в парк. В парке предполагалось кататься с горки, но в итоге я прокатилась с лидиного крыльца, и теперь у меня синяк на полноги. Я смотрела на него при освещении туалета, и мне казалось, что это такой маленький синячок (ну и что, что болит куда дальше от пятнышка и ходится так себе), а моя мудрая мать посмотрела на него при нормальном освещении и ужаснулась. Но она сделала это слишком поздно, никаких мазей дома почему-то нет, так что все просто так переживают за мой синяк. Больше всех переживает бабушка. Я не переживаю, потому что остаток вечера, после того, как я доковыляла из хаты в центре Уралмаша на окраину Уралмаша, я пьянствовала с папой. Так-то, это было коллективное мероприятие, но в основном я. На повестке дня его день рождения и судьбы Родины, конечно; правда, не только ее. Но мне аж нравится. Это - наслаждение, это - на стиле. На самом деле, правда приятно.

В те два с половиной часа, когда я лежала в лидиной комнате, с потолка смотрел Ван Гог, по мне ходили два кота, а за дверью кричали еще два, я вспомнила своей физиологией, почему гетеросексуалинка моей жизни не задалась. Меня передергивает от этого предложения.

Еще, пока я ждала милого друга на детской больнице, подвела статистику.
За время обучения в лицее я была тайно, а иногда явно, влюблена в 3 (трех) преподавателей гуманитарной кафедры, еще в 3 (трех) почти в двух очень сильно почти, а также в 1 (одну) преподавательницу и еще 1 (одну) не с гуманитарной кафедры. Итого: 8 (восемь).
В десятом классе у меня было потрясение, а в одиннадцатом классе еще одно потрясение, и я не знаю, какое из них меня потрясло больше, но мы видим, что далее производительность падает.
За два с половиной года филологического факультета я вялотекуще с ленцой пресыщения влюблялась в 4 (четырех) преподавателей (так-то их шесть, но одного я посчитала как ноль целых пять десятых, а еще двух как ноль целых двадцать пять сотых) и страстно, но безнадежно в 1 (одну) преподавательницу. Итого: 5 (пять).
Общее число: 13 (тринадцать).
Мне кажется, у меня проблемы.

Да, Диди, вся эта информация также предоставлена в рамках фестиваля "засру людям мозг и извиняться не буду".

00:27 

Сейчас я расскажу про херра Прайслера.
Херр Кристиан Прайслер - это немец (а может, и не немец), который желает (а может, и не желает) предоставить мне девять квадратных метров на окраине Берлина, а также кухню, санузел, электричество и интернет, и двух женщин в соседних комнатах впридачу.
Наше общение с херром Прайслером драматично. Оно длится уже шестой день, полно молчаний и потаенных страстей.
Еще на той неделе я разослала несколько писем, предлагая себя, и вот херр Прайслер откликнулся (единственный).

Понедельник.

Херр Прайслер пишет мне на почту. Всё начинается хорошо: привет, спасибо за интерес к моей комнате, даты подходят отлично, а ты ща в Берлине или как?
Херр Прайслер озаботился и нашел меня в файсбуке. Хэй, написал он, тебе все еще нужна моя комната?

Вторник, ночь.
Я: Да, получила письмо, нет, не в Берлине, приеду в начале марта.
Херр Прайслер: А комнатка-то будет свободна 29 февраля. и чо?
Я: Ну ок, в марте можно въехать?
Херр Прайслер: Ну да, с марта. зачем ты сказал мне про 29 февраля, многоуважаемый херр?
/уточнения про цену и что туда входит/

Вторник, вечер.
Я: Херр Прайслер, ты написал в объявлении, что можешь сдавать комнату без осмотра и прислать документы по почте. Какие документы? Кауцьон ты когда хочешь? И дай еще фоточек комнаты, если можно.
Херр Прайслер молчит.

Среда.
Херр Прайслер молчит.
Очень долго молчит.
Я: вопросительный знак.
Херр Прайслер молчит.
Херр Прайслер присылает мне ссылку на свое объявление (два раза). иди ты в жопу, херр Прайслер
Я молчу.

Четверг
Херр Прайслер: Сорри, ссылка была не тебе! Сорри! Сорри! Кристиан, ты носитель великого немецкого языка - ФЕРЦАЕН ЗИ БИТТЕ
Херр Прайслер: Так на какие месяцы тебе нужна комната? Ну. Дорогой мой. Переписка перед глазами. "Даты подходят отлично"
Я: С марта по июль
Херр Прайслер: Тебе подойдет! А где ты сейчас живешь?
Я: В Москве.
Херр Прайслер молчит.

Пятница
Херр Прайслер молчит.
Молчит и молчит. Десять вечера (ну, у херра шесть).
Херр Прайслер: ОКИДОКИ. Господи, мужик, ты серьезно?
Херр Прайслер: А что же нам делать с договором!? Кристиан, солнышко, я не немец, я не знаю, что нам делать с договором!
Я: Ну можешь прислать документы по почте или в марте всё сделаем.
Херр Прайслер молчит.
Херр Прайслер: В Москву? ничего не могу поделать с собой, но от вопроса "нах москау" вздрагиваю, будто это угроза
Херр Прайслер: Почему ты так хорошо говоришь по-немецки? Че. Ну то есть. Спасибо, конечно. Но Кристиан, ты мог сказать: твой немецкий великолепен! ты так хорошо говоришь! Но нет. Варум. Шприхст. Ду. Зо гут. Дойч. ВАРУМ. Я не шпион, Кристиан, честно!

Суббота (понемногу настала)
Пытаюсь объяснить херру Прайслеру, что я вообще-то не сильна знанием порядка съема жилья в Германии, и вот нах москау ничего точно не надо, потому что Почта России, как бы так выразиться, немного странная организация, и я имела в виду имайл это я лажанула, конечно, ди пост это все-таки ди пост, и, может быть, мы сможем решить всё в марте?

Херр Прайслер молчит.

doppelt-gemoppelt

главная