21:24 

Как хорошо я живу.
Дичайшее счастье от приезда в Екатеринбург, дичайшее счастье от приезда в Москву. И никакого - от уезда.

Запахи, запахи. В комнате едва уловимый кофе и еще что-то - может, трава, липа, мята. Окно огромное, мои коты, Афина, аист.
День города: очередь на Тверскую, а там бальные пляски на асфальте и вопли норвежцев на английском языке. Девочки со всероса, филологи и юный вычислительный математик и кибернетик.

Темно, меня ждет немецкий и две статьи. Всё это можно было сделать дома, вместо того, чтобы лежать в унынии, но нет!

01:25 

Мои грехи: две недели назад я съела кусок рыбы; я не пришла на немецкий к Михаэлле; я, видите ли, пытаюсь найти эмансипацию в "Декамероне". Был еще какой-то грех, но я забыла.

Не есть мясо оказалось сложнее, чем я думала, то есть - не совсем безболезненно. Главное, не поддаваться иллюзии, что от овощей ты помрешь с голоду. Ну и: хочешь мяса, ешь сыр.

Михаэлла - странная немка, носитель языка, которую нам выдали на одну пару в среду. Ей нравится шум и столпотворение, она заставляет нас читать роман про то, как человек прячется в туалете, чтобы не лететь, а стюардесса хватает его и тащит. Жо этого он расписывал, как его раздражает его сосед, потом самолет падает, а он думает - куда же деть сэндвич, они приземляются в джунглях и играют в шахматы.
Михаэлла так сильно похожа на карикатурную активную лесбиянку, что жутко. Полное попадание в стереотип побуждает его отрицать, но. Один раз я попала. Какое мне дело, конечно, но исследовательский интерес - насколько стереотипы оправданы. С филологами, например, нет, но при этом я почти всегда безошибочно отличаю в нашем корпусе филолога от нефилолога. Более того: русское отделение от ромгерма.

Джульетта. Это моя боль, и сегодняшняя двухчасовая истерика, и новый виток экзистенциального кризиса. Хотя на самом деле никакой он не экзистенциальный, а обычная кривая самооценка вдруг снова всплыла. Это и семь пар языка, и то, что мне опять нужно адаптироваться, чтобы не сидеть молча и спать. И опять лезет неумение нормально формулировать и тугодумие. То есть тугодумие и, вследствие.
Джульетта неплохо читает лекции и она единственный литературовед-немец. Собственно, всё. Ей много лет, она обидчива, она не желает меня слушать, она возмущена. Помножим на мою способность хорошо сформулировать сходу в ситуации напряжения. Умножение на ноль дает ноль, как известно.
Мы сидим с ней наедине и оказывается, что пушкинский музей - это вовсе не музей имени Пушкина. Что, если я спрашиваю, имело ли какое-либо отношение ренессансная идея, что, мол, человек важен как человек, и вне зависимости от социального статуса должно обладать человеческими качествами, великодушием, например - относится ли это к женщинам, потому что в том же "Декамероне" может показаться, что и женщины более человечны, менее безлики, но все-таки...
А неважно. Покажите мне новеллу, где вы это нашли. Покажите мне произведение, где женщина герой. Вы хотите найти эмансипацию. Вы вообще не отличаете литературного героя от ваших подружек по подъезду.
И вот я не знаю, кто из нас дурачок.
Я уже была эпическим героем, исполняющим свою судьбу, теперь я буду Ромео. О, как жаль, что я Ромео.
Но я либо Ромео, либо иду и занимаюсь германскими заговорами.
Пожалуй, впервые жалею, что не пошла на французский. Там такие чудесные женщины.

Забавно, но уже третью неделю основная радость моя - Владислав. Он прям-таки поумнел, и много учится, и впервые за последнее время я видела столько радости и интереса в человеке. (Хотя Лида тоже довольная бегает со своими еврейскими прописями. )
Он все так же по-идиотски шутит, шумит, пристает к политическим агитаторам. Но отвлекает и слушает мое нытье - просто слушает, без дебильных советов. А еще ни я, ни он не сделали друг другу ничего плохого и я могу спокойно его воспринимать. Наша первая встреча под конец чуть не скатилась в какое-то подобие свидания, с валянием на пуфиках в Парке Горького, видами ночной Москвы с мостов, "давай сделаем, как ты хочешь" и неловкой попыткой поцеловать мне ручку. Ничего, пережили.

Сегодня вот ходили на лекцию на нашем психологическом, открытую, о страхах. Я предполагала, что это будет популистская штуковина, она оказалась серьезней, и с интересным анализом сказочных мотивов (вот не было у меня курса фольклора!). Но почему, почему лектор-психолог иронизирует над людьми с фобиями? И все похихикивают. Да, и вправду, очень смешно бояться неопределенности.
Моя любимая тема последнее время. У человека проблема, а мы говорим ему: дорогой, будь сильнее! борись! ты просто не стараешься! дети африки голодают!
Стащу словечко у феминисток (они, наверняка, тоже у кого-то стащили) - обесценивание.
Проблема в том, что сам человек начинает обесценивать - вот я рыдала сегодня и думала, только никчемный человечишко может плакать от таких пустяков! только червяк вспоминает всё, что произошло с ним в его жизни от такого ничтожного повода!
А ведь мы все пережили Достоевского. И теперь ухмыляемся на "упиваться своим позором". Это недостойно - позором упиваться. Никто никогда и не говорил, что достойно, но теперь еще и усталость. Собственно, той же природы моя любовь к квировскому фогетзысфакингбулшит.
Всё не могу забыть из какой-то статьи в "Аполлоне" (век назад!) - про перерасти иронию.
"Моя тайна". (Вот так в конце и не очень логично, но от нее меня и понесло). Если из августиновского "человек не может продолжать быть несчастным не по своей воле" убрать цитаты из Цицерона и сократить предложения в несколько раз - это же всё так знакомо. Франческо, соглашайся, что же ты упираешься! Франческо согласился, ты тоже согласился, а всё равно чувство, будто тебя обманывают.

Из хорошего: у меня есть арбуз.

13:42 

Два вечера возвращалась в общагу под японскую попсу. Таритаритарара. И сразу столько радости, эти дурацкие мотивы (слова, наверняка, тоже), а если вспомнить, как оно выглядит! Не знаю уж, зачем я слушала ее в тринадцать лет - вроде бы тоже было смешно и весело. Дело не в этом.
Ностальгическая функция - больше не возвращение, а исключение. Не совсем "О, я будто бы вернулся в свое детство!"
Все эти песни отсылают к долицейскому времени (какие-то чуть захватывают восьмой класс, но это мелочи): как будто выпали четыре года, и оттуда - сразу сюда. Изменения произошли, а как - мы забыли. Сами-то изменения забыть нельзя, они слишком во мне; все книжки прочитанные, все накопленные образы людей. Это как лет пять (почти шесть) назад, когда я понахваталась, сидела и думала: вот, если б мой кот появился у меня сейчас, я бы назвала его Оскарчиком! Эдгарчиком! Дантиком! Лайтиком! Вот так и стояли Ягами Лайт и Оскар Уайльд в одном ряду - ну а что, даже в рифму и про обоих можно писать аморальные фанфики.
Отвлекаюсь. Вообще забавно, я готова скорее забыть свои эмоции, чем информацию - потому что эффект этих песенок именно такой. С другой стороны.
С другой стороны, когда пару лет назад мне написала девочка Света из детского сада, было очень странно говорить с человеком, который видел меня в последний раз в шесть лет, и от той меня осталась разве что молчаливость (и то!). Почти также жутко, как смотреть на звезды, которые слишком далеко от нас, и осознавать, что свет еще не дошел, что видимое - это состояние на пару миллионов (миллиардов?) лет назад.

А некоторые песенки исключают даже и седьмой класс. И это действительно странно, потому что слишком короткий период - не вспомнить даже гениальных идиотов и пр., это было до. Единственное - красная куртка, которую я почему-то считала очень дерзкой, весна, солнце, трамвай, в окне какая-то площадь, и поет в наушниках Белая Гвардия, "считая новые кресты". Я вот только сейчас поняла, что это было первым прочувствованным осознанием того, что проблемы, обретая поэтическое оформление, эстетизируются и будто бы перестают существовать.
Седьмой класс, что странно, выкинуть намного труднее, чем лицей. Ну, поворотный пункт же. "Воспоминание детства, которое тщательно скрывается от окружающих", как мы прочли тогда в какой-то книжечке о воспитании девочек.
Если убрать вечный хохот и подростковое презрение к миру, останется снег. Серьезно, такое ощущение, будто весь год шел снег, пушистый и белый - хороший снег. И пока он шел, всё было чудесно и нежно - хотя странно, ведь он шел и весной, когда меня уже считали растлителем приличных детей.
А еще было темно, всегда темно, и было можно достать ногой до потолка и написать там что-то.
Что думал, длительно мурлыча.
(Ну тут есть еще и специальная песня, надрывная).
И снова это исключение - убрать оставшиеся пять лет, ничего не было, всё еще идет снег, у меня нет в голове всего того груза из неловкостей и ссор, я могу адекватно реагировать. Снова пойдет снег, может сейчас, может когда-нибудь, и тогда это история про первую великую прекрасную любовь и про тернистый путь от нее к ней же.
Так не будет, но пока много счастья и желание что-то сделать в конце октября. Проявить, так сказать, уважение к датам.

Самое смешное, после этого всего - встретить в лифте девочку в лицейской футболке.

18:00 

Гули-гули, гули-гули - тренировать эффект Бернулли.
Я последнее время мастер поэзии. Рождаю шедевр за шедевром. А вай-фай в метро - благо все-таки.

Ничего не хочу делать, только гулять и говорить. Неистовый Орландо уж слишком неистов.
Прочитала сказоньку сегодня, гриммовскую Белоснежку. Вот не читали мне сказки в детстве. Королева оригинальная женщина и хочет не сердце ее, а легкое и печень. Королевич пытается выкупить гроб. Белоснежка выхаркивает прожеванное яблоко, когда он споткнулся, и оживает. Королеву убивают на свадьбе танцем в раскаленных туфлях.
Божественный немецкий дух.

00:08 

ВЮ прекрасна, у меня снова есть силы что-то делать. А еще она наконец-то осознала, что мир лежит во зле и мы не можем читать по тысяче страниц в неделю.

Я, может, действительно пойду на германские заговоры. Стану, так сказать, настоящим гармонистом германистом. Смогу с чистой совестью спиться, потому что судьба звонких щелевых в обще-германском сложилась не очень. Или, например, сделать карьеру колдуна и гадать на рунах. Или юмориста, у меня есть уже одна ворованная шутка: "Вы затухаете, как йот после геминации!"
Если серьезно, то это и фонетика, и немного математика, а если действительно именно заговоры - то немножко литература.

Хотя что я, мы же уже колдуны. Колдуны и рабовладельцы - начинающие, конечно, ведь мы не овладели всеми премудростями ворда. Мы знаем лишь, что он не злой демон и не капризный ребенок, а верный наш слуга. Он умеет делать файлы пидиэф. Он состоит из пиксэлей. Единственное, что я не понимаю, почему, если он не злой дух, мы должны управлять им заклинаниями.

21:29 

Зализняк!!
Теперь я тоже смогу в старости рассказывать, как в наше время! люди стремились к знаниям!
Я пришла за час и смогла сесть только на предпоследний ряд. В итоге - вся поточка забита, люди стоят, сидят на ступенях. Не все из мгу. Некоторые с детьми.
Сделать разрекламированное детективное шоу из берестяных грамот. Из ободранных, обожженных, рассыпающихся в пепел. Про людей, которым надо выдать рыбу сигу, про сына Даниила, который должен прислать платок, про 128 золотников, про то, что случится, если адресат попортит.

00:10 

Мне, кажется, снова нужен пустырник.
Не отличаю, где кончается моя собственная гадкость и начинается чужая - наглость? бездумность?
Я не нуждаюсь в её поганой квартире! Вот, оказывается, что, когда куча всего навалилось, и мне удобней это делать у себя в комнате, где всё под рукой.
Еще я юный банкир, но это мы давно поняли.
Истерики! Неумение контролировать потребности. Отсутствие рациональности. Хотя уже лучше, на самом деле. Какой-то намек на пунктуальность.
Это про меня тоже (про лучше - нет).
Я искажаю факты. Наверняка сижу сейчас и искажаю. Это было бы ожидаемо.
Хожу как нерв, привет Маяковскому.
Какое ребячество. Когда мы уже повзрослеем.

"Becket" на Страстном. Голый человек, обмотанный магнитофонной лентой, с необычным английским произношением, помню только смягчение взрывных на конце словa (в back, например). Актер, кажется, француз. Это так прекрасно, когда английский и французский соединяются в Беккете.
Спектакль формально по "Последней ленте Крэппа", которую я не читала - глянула сегодня, после, когда услышала от знающих людей, что убрали практический весь текст. И вправду, убрали практически весь текст. Повторю еще раз - практически весь текст. Потому как за те сорок пять минут, пока длилось действо, практически все выучили практически весь тест, произносимый на сцене.
Красиво - это тело в алом свете, изгибы и шуршащая лента. Но серьезно, кажется, слишком серьезно и патетично для Беккета (Крэппа я, конечно, по-диагонали, но они называют - "Becket", т.е. подразумевают синтез)

На фоне всего этого (первый абзац) - снова радуюсь тому, что большую часть времени нахожусь в приятной полу-дружеской среде, ничего от тебя не требующей и ничего не ждущей (глобального). Без глубокомысленных бестактных поползновений в душу - дотягиваясь из Петербурга! - без "просто признай, что у тебя проблема!", без "будем тебя социализировать!". Очень полезно, когда ты невротик. Можно беспросветно путаться в формах глаголов, предлогах, порядке слов в придаточных. Дурацкий пример, но я осознала как раз на немецком сегодня. Можно путаться и не натыкаться ни на жалостливое сочувствие, ни на вроде бы безобидные шуточки - точнее, натыкаться, но умеренно и небольно. Говорить, смеяться, плакаться на шведские звуки, пить чай, чай, много чая, умиляться бородой Волкова, таскать друг у друга еду, обсуждать фильмы, книги. Всё так просто, никаких лишних проблем, никакой бездны. Учебник иностранного языка уровня B2.

07:59 

Вот радовалась вчера вечером: ах, как здорово, когда вроде бы так много всего, а всё успеваешь, народная книга о Фаусте вдруг кончается раньше и в метро, а текст по шведскому не такой уж большой, не нужно геройствовать и сидеть до двух или вставать в пять.
Да-да. Проснулась в шесть. И ладно б что-нибудь полезное за это время сделала.

"Вертер!" Мягкий мужской немецкий. И - я, наверное, всё теперь буду сравнивать с Колядой - но есть разница между актуализацией классики и ее "осовремениванием". Хлестаков, валяющийся в грязи, лыжи на Арбенине, да даже борисогодуновское запинывание медведя - актуализация, т.к. преодолевает консервацию книги - даже скорее не самой, а ее сценического воплощения. И, по сути, либо отмена времени, эпохи (в случае с лыжами) - потому что дворянин на лыжах в плавательных очках, хочет-не хочет, становится условной фигурой, либо объединение всех (в случае с медведем).
Так вот. Вертер, режущий капустку с дебильной улыбкой в камеру - это излишество, ничего за собой не несущее (могло бы нести, не будь столь гротескно) и выводящее меня заигрывание с публикой. Господа, гогочите! Его спасает только лавровый венок.
Идея прекрасна. Вытащить Вертера из его околоромантического ореола, пусть читает о своих страданиях, удивленно поднимая бровь, и перечисляет - второе, третье, четвертое мая. Восклицает: "Клопшток!" и включает английскую песенку. Сам время от времени говорит на английском.
Ладно-ладно. Радостно-бездумное-светлое, вылившееся в кулинарное шоу. Мы понимаем. "Русский стандарт" за Лотту! за Лотту! - не очень.
Альберт приехал, мне нужно удалиться - и кривляния на пятнадцать минут. Потом "Я придумываю себе забавы" - "Ах, ваша веселость пугает!" Гогочите, господа, а особо высокоморальные ужасайтесь, как так можно! с великим Гёте! Чудесно. Учитывая, что всё же становится ясно, что они не самоцель, мне - минуте на десятой, умненьким и помнящим текст - наверное, раньше.
После всех заигрывания - ожесточенно капусту в зал. Браво.
А потом разрушить это всё, сделав и из второй части немного комедию, с картинными рыданиями. Страданьица.
Всё то же глумление и шуточки про "охренительно богатый внутренний мир"
Давно читала, не помню, насколько Гёте иронизирует и иронизирует ли - собственно, не так важно. И опять, когда колядовский Гамлет запинается и с третьего раза произносит имя Гильденстерна - это ирония, а вот это вот - топорное издевательство.
Последние минут 15-20 всё-таки смог.

О, уже почти восемь.
Фауст в народной книге летает примерно по тому же маршруту, по которому мы катались летом (ну, у него это - небольшая часть) - только в каком-то странном порядке, зигзагом.
А Вертер доставал свою капусту из пакета REWE.
А! И я уже не могу смотреть, как актеры курят на сцене, будто это какой-то особенный художественный эффект.

14:56 

Сегодняшнее свидание с Джульеттой на удивление мирно.
Смешное:
- Как вы считаете, стоит ли нам так обсуждать произведения?
- Ну, наверное. Это любопытно.
- Да! И, видите, оказывается, что все, что написано, написано не просто так!
Вот это да. А я-то всю жизнь считала, что люди чисто по приколу буквы в слова собирают.

16:07 

дер план

- Неистового дочитать (от 1 тома осталось немного, 2-й, получается, 250+250)
- <Фьямметта, Фьезоланские нимфы>

Немецкий:
- Гензель и Гретель;
- три пересказа;
- стихи;

- реферат (!)
- <ХФ; телевизор>

Шведский:
- вся лексика (!!)
- перевод
- учебничек

- грамматика


- Тацит "Германия"
- <Кусок от Матфея>
- <Морфология>
- Руслит!

Джульетте:
- Еще одну НК + предисловие
- Готфрид
- Парцифаля еще раз глянуть
- <Гартман>
- <Майстерзингеров посмотреть, а то они мимо прошли, и миннезингеров заодно, кроме Вальтера и Кюренберга>

Завтра киноклуб, послезавтра, похоже, какая-то гулянка.

Не так и много всего, оказывается. Пугающий Роланд в основном - странно, кстати, он вроде веселенький, а вот вторую неделю первый том мучаю. Теперь надо как-то за выходные весь второй - ааа! о эти подвиги ради прекрасных дам.

14:17 

Дааа! Да!
Я котик, я дочитала неистового - и сделала это не ночью и не утром понедельника.
Еще я болван: три дня лечила больное горло, а потом наелась мороженым. Пожинаю.
С четверга пью глицин - не знаю, насколько дело в самовнушении - но пока что я на пути нормализации сна (ну да, ну да, просыпаюсь в шесть, а оба выходных - в девять), понижению агрессивности и повышению умственной работоспособности. Упаковка вроде еще какие-то чудеса обещает, не помню.
Так что я отвлеклась от бессмысленности бытия, меня волнует, отчего я постоянно без перерывов ем, чем пахнет мой черный чай, откуда всё же взялись немцы в нашем заведении и какую из столовок они обзывают "кафе в главном здании".
А, и какой фантазией нужно обладать переводчику, чтобы назвать фильм "Oh boy!" - "Простые сложности Неко Фишера"
(фильм милый, и им как-то очень хорошо удалось показать ночной город, что прямо-таки - свежо и всё отходит; немецкая речь ничерта не понятная; смешной кудрявый мальчик-карьерист вопрошал: "А быть может, это воспитательный фильм? А много ли в Германии таких молодых людей, которые не знают, чего хотят? Он же даже не работает!"
И прекрасная сцена на съемочной площадке)
Вслед за Верой - также смешно мы говорим по-немецки, как Михаэлла по-русски.
И погибнет ли мой ноутбук второй раз. Бандиты привезли его, починили, матрица работает, но он нагревается, кажется, больше прежнего - как будто они специально порылись в настройках, чтобы уничтожить папино шаманство, чтобы всё перегорело опять. Ищу вентилятор. Вообще, не надо больше покупать тонкие розовые ноутбучики - вот тот старый жил три года, а потом еще полтора с умершим аккумулятором, и еще бы жил, если б его не отдалили от дел. А я его роняла, он разваливался на части, переживал тридцатиградусный мороз, работу без перезагрузок и прочие издевательства.

23:47 

Как в сегодняшнем спектакле: "Прошлое отбирает у нас слишком много времени"
Слишком много времени.
Спектакль, кстати, из трех - самый сдержанный, и самый, при этом, насыщенный. Я не читала ни Селина, ни Пруста, и ничего больше, потому, не скажу.

Да, слишком много времени.
И с чего бы. Кажется, я почитала деятельных высокомерных девочек, а до этого (во время? после?) вспоминала какую-то строчку и открыла свой жалкий файл, про который я смущенно призналась Соловьеву, а он допытывался - правда, что ли, вдохновение, а я, знаешь ли, тоже, меня просят, а я им - про духовный смысл русско-японской войны!
Ночью думала: было бы смешно вспомнить адрес (по карте посмотреть, или есть же какие-то адресные книги), напечатать какую-нибудь цитату - глубокомысленную, разумеется, с вариантами интерпретаций - и с омерзительной маркой отослать. Можно в феврале, а в прочем - какая разница.
Ещё: у меня в голове есть текст. Как тогда - и вдруг он всплыл летом в лесу у реки и осознался как текст. От августа до декабря столько же, сколько от октября до февраля.
И вправду смешно.

Если что-то было вчера,
То не значит, что было нужно.

Повторяй, повторяй, повторяй.
Кстати, я избавилась от струящегося квартала.

Недавно был день учителя, забавные видео с поздравлениями. А дня самоуправления у них не было, и они не узнают, как поет и рисует гуманитарная кафедра.
С утра шла - дикий ветер, интересно, когда я окончательно простужусь - в глазах список литературы, надо читать быстрее, а то с экзаменом будет беда.
Отчего меня всё еще волнуют экзамены? После, с божьей помощью, зачетов у З. (как выяснилось, я не помню ничего, кроме народной английской забавы разгонять парламент), после "Кто написал "Приключения обезьяны"? Ах, ты не знаешь, а Сталин знал!", "Где похоронен Зощенко?" - ну и что, что у нас тема про репрессии, после "Вы очень глубокий человек, а я должен наказать овец и спасти благородных оленей!", после слайд-тестов пять секунд на кадр, "В гробу вы видали Петра, я понял", вечного билета по культуре и каменного лица, , после - ха-ха - "дифференцированного зачета", после плясок про электричество и силу магнетизма с попыткой построить коммунистическое общество, после бесконечных связок и танцев под ненавидящим взглядом Елены.
Чем больше я здесь рассказываю людям про лицей, тем сильнее убеждаюсь, что училась в сумасшедшем доме.
И мы какие-то ваще простые. Про то творение про единственную надежду о спасении от Кости я до сих пор не понимаю, в каком помутнении рассудка оно писалось. Про кролика с бензопилой и любовью к трапециям - тоже (о! надо вызнать у кого-нибудь подробности про замороженную в холодильнике крысу Трапецию, забыла). Петербургская ночь в поезде. Да куча всего.
- Вы хотите проводить шестой урок?
- Вы спрашиваете после четвертого, потому что хотите прогулять еще и пятый!
Недавно в переписке нашла пересказ, аж брови поднялись. Ведь полтора года всего прошло, а немецкий орднунг поработил меня - ничего не прогуливаю даже.
Есть версия, что меня волнуют экзамены, т.к. теперь за них платят деньги.

Отбирает слишком много времени. Я не знаю, когда я смогу успокоиться.
Возвращаться, если подумать, я не хочу - практически все четыре года было больно. Откуда, зачем эта романтизация.
Много смешного и много полезного. Что действительно теплого?
Не думаю, что всё ради того единственного утра, когда мне показалось.

23:13 

Я хотела явить собой завтра "психологише эффект", но нет! Буду рассказывать про братьев свинов. Фридрих, Фридрих, что такое небо?
Как с нашим бестичером было, когда уже всё равно, какую статью Википедии пересказывать - хоть о лесорубах, хоть о фиолетовых грибах. Но немецкая Википедия не столь охотно делится знаниями, приходится писать своими словами, по мере жалких своих сил.

Немного о сумрачном германском гении.
Его воплощение - мы на семинарах по морфологии. Мы вдумчиво молчим, а французы! щебечут!
В библиотеке все ящички выдраны, а тот, в котором в основном "Немецкая литература", "Немецкие народные книги", "Немецко-русский словарь" хранит свое крепление.

Завтра 8 октября - дни рождения МЦ, АЛС и Дуденковой.
Всё же забавно, как их всех угораздило.

22:14 

- О, да ты регрессируешь! Ты начала ходить в библиотеку за бумажными книгами!
- Ага, и лекции в тетрадях писать.
Как позже выяснилось, самые отсталые слои населения облачились в джинсы, а я их сняла. Можно тоже списать на регресс, можно на непонятное зеленое пятно, которое мне неохота отстирывать.
Потому что в моем детстве все вокруг называли телевизионный пульт лентяйкой и это наложило отпечаток на мое сознание. Хотя вот некоторые не верят, что так бывает.

Еще я человек-проблема, как вчера сообщила мне Ольга (а ведь она обзывала меня трудоголиком и пр. в том году!). Уж не помню, что именно я рассказывала.
Сегодня я потеряла пропуск в общагу. Потом решила попить чайку. Почему-то я решила наливать его над удлинителем и вылить пару стаканов воды прямо на него, отрубив тем самым свет всему блоку. Электрик, конечно, пришел, и всё наладилось, но теперь нет прекрасного удлинителя на шесть розеток.

20:47 

Как так. Раз-два, и завтра пятница. И уже девять вечера.
И почему я так медленно читаю. Сто жалких страничек - и больше двух часов. Это всё В.В. - читайте вдумчиво! читайте вдумчиво! Конечно, можно читать вдумчиво, когда три месяца долбишь "Капитанскую дочку".
И вот интересно, если Готфрида в русском переводе - двадцать страниц, нужно ли мне изловчиться и вычитать в восемнадцати тысячах средневерхненемецких стихов "как они музицировали! как их любовь была обоснована личным влечением! человек-артист! как Готфрид беседует с читателем! неужели же Тома беседует также!?"

18:02 

Отвратительная! омерзительная! гадкая! немецкая орфография 17 века!
Ну почему мы не печатаем Ломоносова буквами Ломоносова, а они Грифиуса печатают. Столько трудностей, чтоб найти в современном написании.
И, боже мой, зачем. Это же всего лишь форма, сам текст идентичный.

22:00 

Вот так и появляются стереотипы о загадочной русской душе.
Не найти немецких субтитров, найти ужасные английские, не переводящие половину текста и сесть с двадцатью русскими смотреть советский фильм. И потом: "Warum sind Sie traurig? Sie haben doch gelacht!"

11:44 

Я поняла! Я наконец-то поняла, отчего в "Дельфине" такие тексты. Дело не в банальном увеселении, это - игра на человеческой гордости и тяге к сравнениям. Можно даже сказать - психологическая поддержка, с учетом человеческих слабостей.
Немецкая грамматика тяжела. Ты думаешь: я ничтожество. Я не могу склонить прилагательное и поставить сказуемое куда надо. Я не оглушаю звонкие перед lich. Я не могу запомнить род существительного.
А авторы "Дельфина" говорят - не переживай, дорогой. Единственное достижение Вернера Зундермана в том, что он различает тридцать сортов минеральной воды. А этот двадцатишестилетний парикмахер бреет воздушные шарики. Этот студент живет с крокодилом и змеями. Наш то ли пехфогель, то ли глюкпильц засунул голову в руль и не смог вытащить. Его закрыли на чердаке, когда он искал котика. Он чуть не спалил дом. А Вальтер хотел устроить барбекю на балконе и сжег соседский зонт. Еще он купил двух мышей - мужчину и женщину - и очень удивлен, что они расплодились. Он не смог постирать свой свитер.
Не переживай, дорогой, ты не самое последнее существо на этой планете.

13:21 

Рабинович совершил пять ошибок в нетотальном диктанте.
Ха-ха. Кто теперь пунктуационный Люцифер.

23:52 

Вот уж не думала, что Гриммельсгаузен дает заряд бодрости, что после пяти пар, из которых три - дойч, можно быть в состоянии читать эти немецкие стихи о добродетели, верности богу, юных мертвецах и скорбящем отечестве. Гриммельсгаузен, который мне не нравится - то есть бодрящий только тем, что это художественные буквы.
Смешно.
- Я люблю барокко.
- А мне без разницы, что читать.
Зато, может быть, я все же не ошиблась с выбором кафедры.

Д. забавный - после полутора месяцев-то.
Какое-то странное удовольствие называть его за глаза по имени-отчеству.

Вообще всё плохо, времени нет, радости нет, глицин больше не действует.
Учиться пять дней - мерзко. Ничего не дают эти два выходных, кроме забитой недели. Вставать в шесть тоже не особо помогает.

Снова про неуважение к окружающим (ко мне), старое гадкое вязкое, и огрубление, и опошление - собственно, мне тоже надо думать прежде чем пускать.
Я серьезна как пятилетний ребенок.
"Ты не хочешь меня видеть". Ну да, не хочу.

Спать, спать.
И очень весело смотреть на закладки, вытащенные из книжки, без контекста. "А ведь этот король - мерзавец", "У меня ничего нет, кроме несчастной души".

doppelt-gemoppelt

главная