• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:12 

теренций брал только менандра
а плавт дифила расчленял
вставлял в дифила филемона
ну и менандра не забыл

плавт был вообще-то честный малый
ничто от плебса не скрывал
теренций слыл аристократом
такой вот буржуазный хрен

На самом деле я пишут зе план.
- У Теренция разумней контаминация
- Музыкальная сторона упрощена у Теренция
- Плавт близится к Аристофану. Буффонада. Динамический момент.
- У Т. нет оппозиционных выпадов
- У Т. прологи - лит. полемика
- Нет карикатурности
- Про воспитание и неприемлимость для честного римлянина либеральничества сильного
- Плавт тоже не мог жечь как Аристофан, потому что Рим, но он намеками
- Плавт тащит языковой материал отовсюду
- Словесный комизм на первом месте у П. (отличие от новоаттической)
- Традиционные маски у П., а не гуманизированные. Возвращение к архаике. Нанизывающая композиция.
- Мотив двойника - это сказка, вместо ведьмы жена.
- Про клад - тоже фольклорные представления.
- Пленники - война ж была.
- У рабов пародия на высокий стиль у П.
- в Хвастливом войне механичекое объединение двух интриг
- Романизация Плавта. Внесение римских элементов в греческий быт. У Т. нет такого.
- Про Плавта нет дат.
- Теренций продолжатель Энния. Энний написал Анналы. Хотел греческое идейное содержание в Рим. И отрыв лит-ры от масс.
- А стишатами я хотела сказать, что Плавт рассказывает фабулу в прологе, а Т. впервые держит интригу и для зрителя.
- Ещё у П. разрушение сценической иллюзии, например, было в Псевдоле, когда он уходит от сводника, к нему подбегают "Ну что, ну что?", а он отвечает, что так-то зрители в курсе, а тебе потом расскажу.

16:41 

Цицерон.

Конец 2 в до н.э. - перелом. Актуализация тематики. Трагедия. Акций. Паллиата -> тогата. Мим.
Луцилий. Примыкает к сатирическому жанру серьезно-смешного. 30 книг сатур. Не для масс. Моральные темы. Близится к обыденной речи.
Красноречие. Братья Гракхи.

Цицероша.
Синтез культур. 58 речей, трактаты.
Лошадь должна дышать духами!!

17:04 

Аттикизм - азианизм
Аналогисты - аномалисты

Про Цезаря - школьный текст, апологетика, он молодец, остальные в ГВ свиньи, флюмен он и есть флюмен, ничего кроме флюмена, галлы обитают.
И ты, Брут, тоже аттикист.

17:37 

Лукреций

Страх перед лишениями как страх перед смертью.
1. - общая картина
2 - как возникает многообразие мира
3 - учение о душе и духе, в конце про смерть
4 - познавательные св-ва души, в конец про люовь
5 - происхождение мира + история культуры
6 - метеорология. чума!

Атомы как пылинки.
Вместо мифологических ассоциаций - новый худ.синтез

18:06 

Они убили оленя ручного и началось кровопролитие.
Паллант!
Неотерики эвфорионовы певцы.
Мим мучает меня своими ужасными тестиками, которые я проваливаю.

Тут ни одна фраза не связана с другими, если что.

19:11 

Тибулл - Делия. Тихонький.
Проперций - Кинфия. Три книги, в третьей отходит. Хотел стать римским каллимахом, не вышло. Пропагандировал семейные ценности, как того хотел Август.
Овидий - Коринна.

19:43 

тибулл вздыхает у подъезда
проперций в мифах заплутал
назон строчит про попугая
ему и дома хорошо

Мда, в последний (и единственный) раз у меня тяга к этим стишкам просыпалась, когда я ходила в гости к В.В.
Вот так вот полтора часа в заваленной сталинке и сравнялись по значению с почти тысячелетней историей литературы.
Ой-ля-ля.

20:16 

Марциал вежливый. Он не как старинные мерзавцы, он сохраняет уважение.
Вождю не зазорно быть предметом насмешек.
Если вам не нравится Марциал, не говорите ему, вы-то вообще ничего не пишете!
Если плохих стихов поровну с хорошими - это хорошо для Марциала.
Он не дарит вам книг, чтобы вы не дарили ему.
Врач приснится - и умрет человек.
Ликорида, схоронившая всех подруг, подружись с женой Марциала.
Аттик, ты пустой лоботряс.
Мецената нет, и Маронов нет.

20:24 

Разве легко и удобно вгонять в тебя член мой изрядный -
И натыкаться в нутре у тебя на остатки обеда?

Ну а это я так, о Ювенале толкую.
Тогда уж.
Vale.

Вообще-то да, вот она развращенность римской аристократии. Ленивцы.

---
О мой бог, о мой бог

21:05 

гомеровский вопрос

Нет, я не знаю, зачем пишу это тут.
конспэкт

21:35 

буря алкея
алкей в святилище геры
питтак побег отяжелеет
меланиппу про сизифа
лекарство от зол вино

брат харакс
всю тебя как весну уберу в цветы
кому отдаю так много
анактория

У меня ли девочка
Есть родная, золотая,
Что весенний златоцвет —
Милая Клеида!
Не отдам ее за все
Золото на свете.

андромаха и гектор

А Анакреонт весь все-таки:
Клеобула, Клеобула я люблю,
К Клеобулу я как бешеный лечу,
Клеобула я глазами проглочу.

17:13 

du spinnst wohl! — ты не в своём уме!, ты что, рехнулся!
was ist los? — что случилось?
so ein Mist! — дело дрянь!
heute habe ich Besuch
Was willst du denn? - чего же ты хочешь?
Jetzt aber los! (??)
So ein Pech heute.
Hat er Hunger?
Wie spät ist es?
Was ist denn passiert? Hattest du einen Unfall?
Welches Datum ist morgen?

18:06 

всё плохо

Sohn: Der Typ hat Corinna provoziert.
Mutter: Was soll das heißen: Er hat Corinna provoziert?
Sohn: Na ja, er hat sie geküsst und so …

23:23 

Я все-таки тяготею к дешевым эффектам; написала себе свиток из неправильных глаголов - дико неудобно, зато ощущения!
Сейчас еще начну учить, как бездарь.
Как вот я пыталась таблицу согласных заучить построчно, придумывая предложения на звуки. Безуспешно, разумеется.
Завтра фонетика, а мою тайну с автоматом вскрыли. Так вот и шли людям смешных котиков.
Совершенно уныло. Спасибо СВК, конечно, теперь у меня есть призрачная надежда сдать немецкий не очень плохо, но какая тоска.

23:27 

А ещё я нашла военный разговорник, где "немецкие слова изображены русскими буквами".
Бросай оружие! Вы говорите неправду! Я перебежчик. Какого рода войска? Где передний край оборонительной полосы? Где окопы? Где снайперы? Есть ли пулеметы?
А нужную мне фразу так и не нашла.

И еще не понятно, почему это лежит на сайте со словарями мата.

00:57 

От немецкого дико устаю. Час, два - и всё. При этом - понимаю, что всё не очень, а за что браться - теряюсь.
Да неинтересно.

Я же не писала толком, как сюда вернулась.
Отсюда Е. сентиментально-ностальгически окрашен, и мне это нравится. Я вспоминаю В.В. уже несколько дней, в таком полутумане, пошлом и художественно беспомощном, если это сделать художественным.
В поезде очень странно ехала - подо мной сидели бабульки, ловили смски про каждый въезд в новый регион и причитали, что они совсем как лягушки-путешественницы. Надо же - Татарстан! Надо же - Чувашия!
Носочки из верблюжьей шерсти для малышки, зятья, которые ходят в носках даже летом. Вышитые иконы, чтобы девочка росла непорочной и послушной.
Я тут опять развлекаюсь феминистскими сообществами, так что наслаждалась и страдала на своей верхней полке.
Верхняя левая, если стоять лицом к боковушке. И новый фирменный поезд.
Сразу как зашла - прошлый март, Петербург-Екатеринбург. Закрывать лампочку полотенцем, никак не заснуть, немного пугающие глаза напротив. Пытаться спастись Платоном. И чуть не плакать от этих сказонек про драконов и принцесс.
И тут же - позапрошлый ноябрь. Я так и не поняла, что было на лице АМВ, когда он протягивал мне яблоко.
Так что теперь я после экзаменов еду в Петербург, на три с половиной дня. Как будто это даст что-то понять. А еще мне ночью нужно к Александрийскому столпу.
Прошлые два раза в Петербурге - такая болезненная нежность, нежданная. Сейчас по-другому будет, к тому же Лида со своими, совершенно другими, недавними ассоциациями.

А еще мне очень хочется прийти незаметно в сунц, чтобы меня никто не узнал, не пришлось бы ни с кем говорить и усиленно улыбаться. В прошлый раз мне как раз хотелось многих увидеть, сейчас просто: походить, может, зайти на какой-нибудь урок, глянуть. Но меня почему-то пока узнают с первого взгляда. Не думаю, что я смогу достаточно замаскироваться.
И вот, я соскучилась по В.В. В поезде, обессилев от сна, пожирания бананов и речей бабулек, слушала его и Соловьева - у последнего на записях удивительно плохая дикция (раньше не замечала), и [ш] звучит как-то особенно странно. В.В., запись с последнего звонка, "язвительная, завуалированно хамская заметка", "простые решения предлагают только шарлатаны! только шарлатаны! (повторить 5 раз)". Он так беззастенчиво врет там, что будет скучать.
Соскучилась - в смысле хочу посмотреть, издалека-издалёка, как там у меня было в девичьих записочках. Встретиться - нет. Это больно, плохо и изматывающе, при любом раскладе.

А вот тут, я когда из поезда вышла, так хорошо - у меня сразу голова прошла, мучившая все сутки, и так неожиданно прохладно. Даже снег. Потом, конечно, всё смазалось, Лида не самый терпеливый человек на этой земле. Да и я тоже. Но филологи неизменно радуют.
Да, Лида, когда не поглощена метафизическими или просто физическими делами, устраивает в своей комнате сценку "Юпитер возлежал со своим Ганимедом" с моим непосредственным участием. И вот если несколько лет назад такое было бы однозначно приятно, то сейчас я не уверена.
Не могу понять: я накладываю на себя новые сети или освобождаюсь от старых.

Мне тут снятся сны. Во время зачетной сессии тоже снились, какая-то каша из фактов, лиц, которая насильно погружала в себя, а наутро отпускала свободным, спокойным, с незамутненным практически рассудком.
Сейчас другое. Две ночи - вроде бы ужасные (как минимум, не самые лучшие) сюжеты.
В первый раз - всю ночь умирал неведомый мне человек, но которого я, кажется, любила. Вокруг этого много чего крутилось, множество эпизодов.
Во второй - замок, окно, я и стрела с красной лентой, лента падает, а без нее стрелу невозможно запустить, а сзади много людей, и они торопят. И отбирают. А мне эту стрелу отправить очень важно, а вот не выходит, будто нельзя или невозможно.
И вот после такого утром - тоже покой и почти счастье.

Хотя вот сегодня нет. Потому что ночью тонкой струйкой дул холодный ветер на меня, и думалось тяжелое и тревожное - несмотря на то, что в комнате люди.
Самолет, литература и театр-лабиринт.
Сюжет про самолет мне повторили раза четыре, кажется. Сначала с того места, как я - в озере (скорее в болотце), он уже - не тут, а вокруг люди, которые уже давно тут, похожие на тесто. Один раз - вроде как с объяснением, что случилось (не помню). И два раза - с совершенно идиотской деталью про шоколад в круглой коробочке, который загорелся сам по себе, и это был знак.
Если у меня во снах падают самолеты, то они не падают. Они взлетают и тут же садятся, а потом начинаются чудеса. Как-то вот они падали специально на площади перед определенным домом (хрущевка такая) и это, кажется, была месть одной политической партии другой.
Или нет.
Неважно, а то я углублюсь сейчас в воспоминания своих сновидений. Вот уже вспомнила мороз у грузовика, куда приглашали простой люд голосовать, а те - да зачем? да зачем? Это из тяжких времен, когда отец мой политизировался особо остро.

Я, кажется, хотела что-то еще, специально села для чего-то еще, но не помню.
Время уходит последние три дня совершенно бездарно. Когда я готовилась к античке, мне хотя бы казалось, что это польза. Было хотя бы приятно. Сейчас я половину дня провожу под одеялком в тоске, а вторую - учу в лучшем случае рассказы про мужчин, бреющих шарики, в худшем - про положение средней части языка относительно поверхности верхних передних зубов.
Никто не хочет со мной дружить, все учатся.

16:34 

12

die Bank скамейка - die Bänke скамейки
die Frucht плод - die Früchte плоды
die Gans гусь - die Gänse гуси
die Hand рука - die Hände руки
die Kraft сила - die Kräfte силы
die Kuh корова - die Kühe коровы
die Macht власть - die Mächte власти
die Maus мышь - die Mäuse мыши
die Nacht ночь - die Nächte ночи
die Nuß орех - die Nüsse орехи
die Stadt город - die Städte города
die Wand стена - die Wände стены

17:30 

Я как обычно. Не знаю, почему я откладываю всегда написать что-либо до тех пор, когда мне или не становится очень тоскливо, или очень скучно, или заканчиваются иные дела, или - как во время сессии - когда я слишком устала, а в качестве отдохнуть ложиться на кровать - опасно.
Не воспринимать это как деятельность. Вот я даже сейчас отвлекаюсь на какие-то исключительные мелочи, несмотря на то, что мне изнутри кажется,что писать - важно. Можно еще вырулить на противопоставление туда-отсюда. И обесценивание отсюда, как обесценивание себя. Если не понимать, что делать с собой, то и непонятно, зачем что-то из себя вовне выкидывать.
Можно еще вырулить на потребительство, но это получится будто кудахтанье о нашем времени.
А вот теперь, например, я уйду пить чай и потеряю остатки мыслей.

Забавно, стоит написать немного, потом остановиться сложно. Но я все равно при этом иду пить чай.

---

Экзамен по немецкому как завихрень про самооценивание. (Честно, я не знаю, почему я пишу "завихрень про самооценивание", но почему-то именно этим хочет выразиться то, что хочет).
Петербург как субъект, а не объект инфернализации.
Лицей - по каплям, проверка на аллергию (ага, В.В.)
Екатерина и Пётр меняются ролями в моем сознании.

Это на случай, если я так ничего и не напишу.

22:29 

Сейчас прочитала дневник за 11 класс, я там писала немного, чуть меньше тетради вышло, и то, до марта только. Не так плохо, как я ожидала. Если за 10-й я не могу читать даже двух строчек, нервно закрываю и откидываю, то этот - даже смешной и вполне милый; может, мне не будет так казаться через некоторое время. Потому что позапрошлогодний какое-то время тоже казался милым.
Там много про В.В., разумеется, в каких-то местах даже пронзительно, но уже раздраженность и усталость. А может, это еще от того, что не было этого нарочитого упрощения слога под барышню, как я делала в сентябре 2011-го, но тогда это было нужно. Это выглядит отвратительно, это практически невозможно читать, но это было необходимо, может, для освобождения какого-то. Разрешить себе вот так писать. На полном серьезе про чарующий профиль. На самом деле, мне бы сейчас это не помешало.
А этот, прошлогодний, он тоже выглядит несколько ограниченным, хотя там и есть про то, что происходит много всего, но фиксируется только В.В. И европейская вставка. И про Карамазовых.
И "перерасти иронию" из вступления к "Аполлону". Собственно, я о чем и говорю сейчас.
"Он крутит ручку: я прочитала сегодня ради интересу два Снарри-фанфика НЦ-17, так что - он крутит ручку своими длинными, соблазнительными, нет - дьявольски соблазнительными - пальцами"
А еще от этого дневничка складывается такое впечатление, что я этакий негодный ученик-бунтарь. Смешно.

И вот то раздражение несколько успокоило моё раздражение нынешнее.
Потому что вчера я видела В.В. Как это было: я вообще не хотела идти в лицей, я, кажется, и тут упоминала про то, что, может и зашла незаметно. В Екатеринбург приехав, я что-то металась, что, быть может, стоит и зайти, и на урок к В.В. проникнуть, там еще и девчуля одна олимпиадку выиграла, на нее посмотреть, но мудрая Лидия меня отговорила, убедив, что я не готова. Собственно, да, я не готова.
А тут вдруг наш класс (не только наш) вчера собирался, туда я тоже не хотела, но так стало тоскливо с утра - поехала. Милый АМВ, речь Рабиновича про гуманитарную бациллу, а одноклассники мне все-таки не нравятся, Таран оказывается не таким уж неприятным, и всё так хорошо, и уже пять вечера, собираюсь в Коляду.
АМВ вдруг: "А знаете, вы сейчас можете застать Вадима Викторовича".
- Он-то что тут делает?
- Так как же, как же, у него курсы! (подготовительные, которые сейчас перенесли с воскресенья)

Вадим Викторович! Я второй раз прихожу в это заведение в субботу в том числе из-за того, что у Вас в этот день нет уроков. Небеса! Ну.

Тем не менее, говорю, что не хочу его заставать, и идти б уже надо.
Но если гора не идет, то!...
"ВЫ СОВСЕМ ПОТЕРЯЛИ НЮХ, ОДИННАДЦАТЫЙ А"
Выруливает откуда-то из-за угла. Кажется почему-то ниже, чем раньше. Но красивый. Нет, правда, удивительно красивый. Несет какую-то чушь про то, что внес нас в свой отчет (честь-то какая). Сейчас вот поняла, что заради вежливости можно и спросить, что, как, где. Соловьев вот со всеми проводит душеспасительные беседы. Я в ноябре познала счастье, Лида вчера с ним двадцать минут поговорила, ходила просветленная весь день.
Ну и в копилку мерзостей от господина Ч.:
"О, выросли, похорошели! У вас есть шанс!"
Поднимаю бровь, смотрю со всем сарказмом, доступным мне в эту минуту.
"Нуу...Думайте!" - и убегает.
Самое идиотское, что я правда думаю уже второй день.
Во-первых, про то, что это - просто свинство, самоутверждающееся свинство или свинство педагогическое? Осознанное или нет?
Во-вторых, может ли это конкурировать с фразочкой про евангелиста. Наверное, все-таки нет.

Он (не он, конечно) все еще управляет моим состоянием. Моя голова все еще закручивает незначительный эпизод в такой узел, что ей становится тяжело, несмотря на то, что вначале было безразлично.
Лида права, я не готова. Это как капать маленькими каплями - яда? или лекарства. И смотреть на реакцию. Принимается или нет. Прививается или нет.

Во вторник (послезавтра) пойдем, скорее всего, смотреть на Соловьева и радоваться. Я вчера думала, что, может, и к В.В. стоит зайти, "раз уж все равно встретились". Это я сразу после встречи подумала. А сейчас - нет, не надо. Хотя он все равно встретится. Или меня опять что-то болезненное повлечет. Я ж все еще не могу спокойно, когда появляется хоть маленькая возможность его увидеть.

А дневничок прошлогодний кончается тем, что я скорее всего поеду в Петербург. Все-таки жалко, что там, и после, ничего не записывала.

01:09 

Такое вот странное чувство. С одной стороны, полная разбитость, эта обычная моя в Екатеринбурге рассеянная тоска, не имеющего определенного повода и какого бы то ни было выхода. Усугубившаяся, дошедшая до несколько дешевого драматизма - но это смотря как подать - после вчерашних посиделок с Екатериной и Петром. С другой - желание - скажем, жить - интерес какой-то; я хочу в Тверь, хочу во Владимир, хочу в тот музей, и в этот и этот, в конце концов на Новодевичье. Это, может, от Петербурга, и от сегодняшнего Соловьева (чудесный и чудной), хотя вот буквально несколько часов назад мне было удивительно паршиво. И от тех же Петра с Екатериной. Ох уж Петр и Екатерина.

Босая Екатерина бегает в юбочке, то и дело вскакивает и подливает чай. Достает четыре разных стакана с полужидким шоколадным месивом - три прозрачных с намеком на изящество и простую белую кружку. Не задумываясь, ставит рядом со мной эту кружку. Кладет рядом вилку. Метается, какой стакан выдать Пете. Меняет один, второй, третий. Рядом с Лидой кладет поварешку. Не удерживается, поясняет: "Ведь у тебя самый маленький стакан". Забирает себе самый большой, чтобы потом две трети его отдать нам. Всё с очень глубокомысленным видом.

Встречает меня возгласом: "О, у тебя красные губы как у проститутки!". Одну за другой выдает сентенции, тональность которых не особо изменилась с тех пор, когда она нервничала от приезда Александра и кормила меня гадостями. Вчера их концентрация пугала. Всё б ничего, но у меня же блокируется любая способность к говорению, когда так явно - на меня направленная недоброжелательность.

Тягостно, очень тягостно, нездоровое молчание. Петя сначала как будто робкий, потом будто бы усталый и недовольный. Я бы тоже была усталой и недовольной. Мне там просто - сдохнуть хотелось. Они еще включили совершенно тоскливый фильм.

Петр, как и на первый взгляд, как минимум не космичен. Пожалуй, это всё. Пётр неохотно идет на диалог: разговор про фильмы у него получается лучше, чем про его мнение о нашем городке. Здравствуй, Петр, все мы такие.
Мои первые не очень ловкие (но единственные!) попытки разрушить молчание и заговорить с Петром Екатерина встречает криком "Нет, уже поздно!" и убегает. За одесским анекдотом.

Через пятнадцать минут Звягинцева ухожу погулять по квартире - всё-таки очень родное место, куча вещей, подаренных мной, почти про всё я помню, в какой последовательности оно появлялось. И что там делалось.
В первый раз, наверное, пожалела, что не курю, приходилось обходиться валерианкой.
"Мой друг ёбнулся, мой друг ёбнулся".
Собственно, у меня больше и нет друга.
Такого рода грусть, признаться, даже удивила; в конце концов, мы никогда особо не понимали друг друга. Тем не менее ощущение, как будто что-то уходит, и уходит так гадко, размазывая грязь везде - чтобы она лежала тонким слоем повсюду и её не убрать.
Чёрт возьми, всё было бы правильно, логично, не-мерзко и не так изматывающе, если б это действительно "человек поменялся". Или нашел себя, не знаю уж что там. Когда человек вываливает столько злости и столько напряжения, и словно того и не замечает - хм, ну понятно, да, что это если и изменения, то не по горизонтали уж точно.

С Лидой вчера долго говорили, она ночевала тут. Потом, ночью уже, я устроила моновечер воспоминаний, пела Лиде дурацкие песенки, рассказывала стишки. Потом уже, правда, моновечер стал дуэтом, на другие темы. От этого чуть полегчало, я к тому.

Вообще уже такая ночь, надо было раньше писать.
А, линия повествования. Ухожу, через некоторое время за мной - К.
Не хочу вот дописывать, но мне тут внезапно пришла мысль, что, может, всё не так уж плохо.

doppelt-gemoppelt

главная