• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:41 

Апрель почти кончился.
-----
Господи, я, кажется, все же закончу университет, не уйду в академ, не заберу документы. Какое-то полное немного мрачное спокойствие - хотя сейчас меня увлекла работа с дипломом. Увлекла! Меня что раздражало-то: что я помнила воодушевление первого курса (и даже второго), и видела, что с ним стало. А теперь будто бы даже и интересно что-то.

Но это запись для плана.
Главное, пережить апрель.
читать дальше
запись создана: 28.03.2017 в 18:00

11:30 

Осталось четыре дня, за которые я должна вспомнить, как изъясняться на немецком языке: сначала письменно, потом устно.
Универсиада начала меня волновать, я внезапно захотела в магистратуру.
Госы меня тоже волнуют, но я почти смирилась, что диплом не будет красным.
И все-таки.
Я хорошая девочка-умничка, которая на выходе из тяжелой депрессии сдала вменяемо сессию (две четверки, три пятерки), написала почти половину диплома, не отчислилась, не разрушила вконец отношения. С последним сложно, но я верю, что справлюсь.
Думаю о том, какой мелочью будет даже тройка по госу, по сравнению с чем-то личным, и так смешно.
Тем не менее, надо читать тексты и что-то делать.
Я раньше любила суматоху перед всякой сессией, потому что появляется ощущение, что ты делаешь что-то осмысленное, и немного отступала темнота экзистенций. Теперь этого нет: немного жалко, ну и ладно.
Я сейчас на максимальной суточной дозе антидепрессанта и, кажется, наконец-то привыкла к побочкам, и теперь сплю нормальное количество времени, а не пятнадцать часов. Тоже хорошо. Где-нибудь в мае дойду до врачика, и она обещала, что уже будем снижать.

20:26 

Смешно.
Смешно ложиться в восемь вечера, когда завтра экзамен по зарубежной литературе. Подготовка по минимуму. Хватит с меня: те десять ночных бдений перед Толмачевым меня сгубили.
Смешно - а ведь возможно.
Мне говорили: подсядете, я и подсела. Пока что не физиологически, но.
Но в эту неделю жалости себя и не-себя только феназепам меня и спас. И завтра еще: неизвестно что будет.
Ах да, экзамен.
Меня больше волнует, поступит ли Даша в итоге в сунц. Пока что неясно. Я и хочу, и не хочу. Она вроде хочет.
Не готовиться в последний день к экзамену - странно. Точнее, я начала читать "Доктора Фаустуса" - вдруг.
И нарисовала картину. Когда я ходила в местную библиотечку за книжкой, обнаружила в коридоре ватман, и теперь у меня над кроватью кортина-кросота, некий пейзаж.
И чуть-чуть диплома.
Я готовиться не могла, потому что хотела писать диплом.
Это всё такое внешнее, такое внешнее.
Я устала. Я представляю, как сдам завтра зарубу (если не зарубит), сдам госы: и закончится кабала списков литературы, и я буду читать, на самом деле, те же книжки, но для себя.
В первую очередь, весь Пруст, конечно.
До госов неделя.
Еще универсиада какая-то.
Я так медленно-медленно плыву сквозь это, будто бы не со мной. Что-то выходит, что-то не выходит.
Недавно вот удалось экзамен сдать на пятерочку.
Внешнее, внешнее.
Тревога зажалась, как обычно сжимается, и я спокойна.
Брошенность, одиночество, страх близости, страх неблизости - их удобно вытеснять учебными делами.
Я сейчас меньше плачу, зато если плачу - значит, правда, беды.

22:31 

Когда я была маленьким восемнадцатилетним первокурсником, я не так представляла себе конец бакалавриата.
До госов, кажется, чуть больше недели. Я не делаю ничего, вяло готовлюсь к зарубежке (по которой не читала ничего, кроме чего-то, что читала давно и все забыла).
Посреди моей комнаты стоит покошенный стул.
Обои ужасные (голубые).
Я недавно прочитала, что с голубыми обоями на бежевом постельном белье лучше всего спится.
Раньше мне не помогало, а теперь помогает, но, вероятно, нечто иное.
На моем покошенном стуле что-то висит. На стенах висят картины, вот около кровати: космические завихрения, зеленый кот, три розы, а над ним орнамент с ромбической решеткой параллельных переносов и двумя скользящими отражениями. Еще я ворую в гардеробе бирки. У меня их штук шесть. Еще в общаге в коридоре лежали белка и панда с цитатами из Иисуса, я их тоже взяла и приклеила между завихрениями и котом.
Еще Ленин в шалаше у меня висит и много всего другого.
Я сдала четыре экзамена, два на четверки, два на пятерки. Не так плохо для человека, который в начале февраля рыдал, что не может надеть юбку.
Вчера я чуть не уехала в Ярославль.
Через неделю с лишним будет понятно, красный у меня диплом будет или нет. Потому что защита почти точно будет на пятерку, несмотря на то, какой чудовищный у меня получается диплом. Просто чудище. Мне забавно.
Так вот, я как-то иначе представляла себе это, думала, я такая умная буду, туда - цитату, сюда - реминисценцию.
А вот я до сих пор имена модных мужчин больше по частушкам Псоя Короленко знаю.
Я очень плохой филолог.
Думала: гонка будет, нервы на пределе.
Эгаль. Эгаль.
Ах, да, я же не стала выправлять свою судьбу, так что скорее всего магистратура будет здешняя. А тоже неплохо, меня тут завлекает даже происходящее время от времени.
Меня тут отвлекли: пришла девочка и дала мне анкету о том, каким я вижу свое будущее (учебное) Мда.
Кстати, по шкале Бека у меня устойчиво не тяжелая, а выраженная или умеренная депрессия. Иногда даже легкая. Йуху.
Кафка висит тоже, с красным конем сбоку, а на коне моя подвеска из глины (я делала рукой), а еще открыточка от Андерса, и открытка от сестры (которая вчера выбивала себе баллы на испытании в лицее! и выбила!) и какое-то розовое чудище.
Не знаю, я бы фильм про себя сняла, только он был бы очень тягучим.

18:17 

Нежность в подвале.
Есть у светила нашего, или как там, солнца русской драматургии невыносимый спектакль "Нежность". Он невыносим во многих (во всех) смыслах, в том числе и в хорошем.
Там есть песня. Тоже невыносимая.
Я тебя жду, я знаю, придешь, я знаю, придешь, ты рядом где-то, нежность, мой милый, нежность, мой милый, наша с тобою нежность - и далее завывая и постукивая шаги каким-то неестественным аппаратом.
Мы с милым другом песенку любим и все время поем и, кажется, летом, было замечено милым другом, что песня-то о том, что никто как раз не придет и поющий это понимает.
И я это понимала тогда - просто как-то не приходило в голову сформулировать.
Потому что начинаешь петь именно тогда, когда.

Пью канцерогенчики (чай с лимоном и медом), пытаюсь писать диплом.
Я получила сегодня заключительную четверку по шведскому и очень расстроилась, потому что она получилась не за устный ответ, а за контрольную. Ну что ж теперь.
Чтобы как-то связать с предыдущим, Доктор Глас.
"Но название вечному источнику не любовь, название ему: мечта о любви".

13:30 

Я решила относиться к диплому, как к мертворожденному ребенку, но что-то не помогло.
Свою-то часть я как-нибудь напишу, а вымучивать "теоретическую" про метафору, которая я так и не поняла каким боком связана с моей, очень, очень неприятно.

20:22 

Разрешить себе закончить университет, как получится.
Нет красного диплома - ну так и нет красного диплома.
Золотой медали тоже не было (никакой не было), но там это был такой понт, что ты без медали.
А тут что-то иное.
Не волноваться, писать хоть что-нибудь, сдать госы не глядя.
Сегодня вот у меня первая четверочка, которая точно пойдет в диплом. Никаких эмоций, но: я же правда расстроюсь, если не будет красного.
Отличница шестого класса, рыдающая в туалете из-за четверки по изо (в четверти) все еще со мной. Меня тогда добила не сама четверка, а что она - третья, потому что три четверки уже слишком много. Все еще со мной.
У меня нет сил на важное, не на учебное, это чудовищно.
Я полюбила спать - сам процесс.

20:12 

В детстве я вела дневничок и была у меня страсть что-нибудь в него вклеить. Сейчас я дневничок не веду, зато рисую дрянные картинки и развешиваю их по комнате. Да, еще у меня страстишка была: пластилин. На пластилин и вешаю.
Сегодня пыталась начать писать диплом словами и мне не понравилось. Написала, так сказать, половину теоретической главы, если красиво, а если честно, восемь страниц списала у Виноградова и иных. Мне сотни раз объясняли как оформлять ссылки, а я опять все забыла.
Сложно писать, по клавишам попадаю плохо.
Спала часов шестнадцать в общей сложности и еще хочу, жду, когда настанет время, когда уже можно.

19:58 

Кто хряпнул в общей сложости две таблетки феназепама (помаленьку, половинками) на легоньком экзамене по немецкому, тот сиди теперь вареный и учи названия картин. Спать больше чем бодрствовать ты не будешь.
Тревожные расстройста во время сессии - на любителя, конечно.
Страшно представить, что я на более серьезных мероприятиях хряпну.

18:56 

Вдруг все стало казаться таким легким (кроме человеческих отношений).
В дипломе я запуталась, но распутаюсь, сессия сегодня началась двумя сомнительными зачетами - пусть так и продолжается.

22:07 

Не ругать себя.
Сейчас спокойствие, похожее на настоящее (конечно, нет: я помню, сколько всего я выпила за последние сутки, но оно не ощущается искусственным и не граничит с прибитостью), ярко - воздух, снег. Почти радость.
Неужели нужно было довести до субпсихотического уровня (я выцыганила вчера более конкретный комментарий), чтобы осознать, что состояния последних, скажем, лет семи-восьми были болезненными? В той или иной степени. С другой стороны, мне нравится то, что они из меня сделали. Мне нужно больше сил и меньше тревог. Пока что так и выходит. Эмоциональная приглушенность - проблема, но она уйдет.
Ритуальность моего засыпания в последний месяц: купание, обмазаться ромашковым кремом. Чай с чем-нибудь сладеньким (или просто лимонная вода), ласточка-заласточка, короткий диалог с Лидой, и в течение получаса заснуть (В крайнем случае - часа). Всегда так хотела. И жест: выключение прикроватного света. Уверенность, что заснешь.
Помнится, в первый день в буржуазной комнате в Берлине было что-то похожее, да еще и с антуражем, но это продержалось дня два (потому что не было ласточки, да).
Сейчас, конечно, очень сильно всплывает Берлин перед глазами, ностальгически, потому что - год. Менза-карта, с-бан, путь этот от поля к Фридрихштрассе, само поле с закатами, лужайка перед корпусом, усыпанная розовыми листьями.
Тут возникла затея посмотреть Берлин Александерплац, что-то со мной будет?
Недели три назад снилась Фридрихштрассе, и солнце должно было отражаться в зеркале какого-то мотоцикла, но отражалось плохо. Это был какой-то мучительный жаркий сон.
Я писала, кажется: и все это обострение из-за Берлина, и он меня не отпустил, и я себя не простила за Берлин, за то, каким он вышел в итоге.
Но сейчас он вспоминается нежно - и это хорошо. Скоро, наверное, смогу даже перечитывать Машу-с-Уралмаша.
Нынешним вечером много нежности. Сейчас по мокрому снегу рядом с одним обрывом на каменных скамьях сидела, ходила. Что-то осеннее. Это не для этого места, и я напишу это в нужном месте, но мы пережили зиму. Перезимовали. Вместе, перезимовали. Сказка про Муми-Троллей.
Во мне много любви, я не могла ее отдать, потому что меня скручивало, а теперь не могу отдать, потому что раскручивает, но при этом несколько прижимает.
Это как представить пластилин.
Да, я лепила поделки из глины, а теперь глина кончилась, но скоро я ее возобновлю.
Меня радует мой диплом (!). Я хочу его писать.
Честно говоря, я не думала, что современная фармакология достигла таких высот - и так быстро вернет меня ко вменяемому состоянию. Я, конечно, не рекордсмен по диагнозам мира, но все-таки это не легкая одноразовая депрессия.

16:27 

Вчера второй раз сходила к врачику, и вот вспомнила.
22
----
Пройдем шарлатанский тест в этом году чуть пораньше, а то милый друг ноет мне в ухо, что я имею болезнь.
Ну блин, я не знаю, как его пройти, чтобы не было болезни.
(оу, а почему-то перестало писать, что запись создана давным-давно)

21
------
Ну как обычно, что уж.

20
------
Любимый мой тестик. Еще плюс два очка к искушенности!
Вообще все медленно движется к середине.
Вот интересно, как я умудрилась не ответить на один из вопросов на IQ, четвертый раз проходя.

19

В старый блог я все равно не захожу, так что
18
17
16
запись создана: 14.05.2014 в 23:08

19:35 

Что-то невероятное сегодня, вроде и встала не рано, а успела написать эссе, сделать шведский (два разных), сходить в магазин, раскрасить поделку, сделать две поделки для БЖД, а еще не вечер - и теперь я иду варить кукурузу.
Учитывая, что полтора месяца назад у меня были сложности с тем, чтобы встать и надеть юбку, какой-то даже и прорыв.

18:29 

Как говорят в народе, лайф-хак: не знаешь, что делать, излагай про второе передвижение согласных.
С Бальзаком, правда, не выйдет.

17:02 

Что хуже - эссе, в котором ты знаешь, что писать, но оно, сука, на немецком языке, про который ты забыл (забил) по возвращении из Германии? Или эссе на родном нашем русском с анализированием, но про Бальзака, о котором ты только слыхал, но так и не сповадился ознакомиться?
Я очень медленная, очень глупая девочка, но в этом, наверное, есть какое-то очарование.
Вот вчера я очаровала преподавательницу немецкого письмом, где изложила, почему я не посещала ее занятия в течение двух семестров, и она ответила мне: "Машенька, лапочка".
Еще на одном корешке я прочитала "Машенька", не сразу заметила, и плакала, когда увидела.
У меня на этот день рождения были такие подарки, которые можно прийти домой и разглядывать, перебирать, играть с ними. И я была не такая несчастная, как в том году.
И такой большой желтый куст, ветка куста, спрашивали: "Что это у вас за дерево?", а мы тогда не знали, а теперь я знаю - форзиция. Веточка форзиции.
Я помимо чудовищных поделок еще рисую орнаменты-вырви-глаз. Комната в комнату безумца превращается.

21:06 

Выжимаю из себя немецкие знаки - выжала половину нужных, а надо еще выжать русские знаки, относимые к Бальзаку. Но я что-то могу делать, хоть как-то, ура!
Есть шанс, что я закончу университет и продолжу верхнее образование в магистратуре.
Месяц назад бродила у фонтанчиков около первого гума и думала, так обидно, так близко учебная часть, отчисляйся - и можно на дно, или не на дно.
Нет уж, я слишком инерционна для дна.
На самом деле, все значительно лучше, только я сплю теперь по четырнадцать часов, если будильник не особенно агрессивен.
Но я начинаю уже чего-то хотеть и чему-то радоваться относительно прямолинейно, не через слои всякого.
Неплохо. А вот пойду сейчас спать, что делать-то, нейролептик мой друг, с ним спится как никогда не спалось.
Что касается учебного, то я как-то отключилась и просто что-то делаю. Надо два эссе для универсиады? Ладно. Сессия через две недели? Хорошо, что не через два дня. Диплом? Напишется. Всегда все само делалось и сейчас сделается.

17:07 

Я ем ореховую пасту фарфоровой ложечкой как сказочная девочка, а недавно я ела так ягодный десерт.
С другой стороны: ко мне вернулись мои очки, и это некий символ того, что возвращается лингвист.
Лекарства действуют, лучше, чем я ожидала, сегодня даже смогла сходить на три пары, не закидываясь феназепамом, устала, но жить можно.
Делаю чудовищные поделки из полимерной глины, которая была мне вручена. Действительно чудовищные.

16:23 

Где-то год назад (плюс-минус час) мой огромный чемодан неконтролируемо катался по немецкому автобусу, а я шептала - эгаль, эгаль, а потом рыдала в бессилии на кровати. По рабочей версии, нынешнее мое состояние берет начало оттуда. На самом деле, еще некие эпизоды до Германии намекали, но сформировалось - там. Дикое в марте. Или вот тот период июля-августа, допустим.
Воскресенье-понедельник я прожила под феназепамом, вчера, видимо, под остаточным феназепамом (плюс нейролептик, вероятно, чуть-чуть начинает действовать).Сегодня непонятно, съела младенческую дозу на всякий случай, пока вроде нормально.
Теперь я грустненькая и спокойная и немножко могу что-то делать.
Спать только тянет, но вроде как некритично.

22:50 

...И на день рождения я подарила себе рецепт на антидепрессанты, нейролептики и транквилизатор.
Наконец-то дошла до врачика, в целом-то и так стало несколько лучше, чем было недели две назад, но тем не менее.
С перепугу не спросила точный диагноз, но из того, что было мне сказано: депрессия средне-тяжелая, ближе к тяжелой. Но видимо все-таки с некой загвоздочкой, раз есть нейролептики (правда, довольно маленькие дозы).
Завтра, наверное, приобрету, и послезавтра начну пить.
Волнует меня только, как пить таблетки четвертиночками или тремя четвертыми.

00:10 

Что же все-таки со мной не так - нет, я не про всякое эдакое, там, конечно, интересно в итоге получилось с галлюцинациями (может, еще не в итоге), но я не про это.
Вот просто. Что-то во мне происходит, а оказывается, что это не долетает во внешний мир.
Мне безумно страшно, я в вате хожу, еле двигаюсь - а при изложении получается какой-то спектакль. И ведь это не защитные иронии, защитные иронии работают иначе, а как будто бы естественный способ изложения.
Не долетает хорошее. А мне ведь при этом кажется, что я же, ведь я же!...
При всей исключительности ситуации - тот же самый упрек. Благодаря исключительности - не отмахнуться.
Можно жалостливо написать: мне в страхе и тяжелых состояниях сложно заметить что-либо, кроме своей потребности в нежности, потому что она становится болезненной и превращается почти что в требование. Почему болезненной? Потому что меня никто не любил. Это, вероятно, неправда. По крайней мере, я не помню, чтобы когда-либо у меня была уверенность в этом (за исключением маленьких эпизодов в лавине беды - кажется, лет в четырнадцать-пятнадцать).
Тут недалеко до шажка: я, дескать, такой человек, недостойный любви и жалости человек, - что там, как? - человек злой, непривлекательный я человек. И подлый, конечно.
Дело в том, однако, что я не нахожусь в изоляции, и со мной удивительно добры.
Я сейчас застопорилась минут на пятнадцать - не знаю. Не знаю.

doppelt-gemoppelt

главная