• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:59 

беда какая-то.

Ученые ученые мо́зги подкопченные.

У Миллера короста была от писем Роста,
У Миллера на сердце, пока Рост в инфлюэнце.

Забей на страсти у Расина, пусть тебе снится Мелиссина.

06:33 

А, да.
Я вынуждена признать поражение перед теорией Екатерины Юрьевны. Не целиком, но тем не менее: я действительно очень странно себя веду.
Вчера я получила вопрос: что же выражает эта твоя улыбочка?
Так и не поняла, то ли я не знаю, то ли боюсь осознать, что же она выражает.

На самом деле, очень всё мило. В среду так и вовсе почти идеально; стеклянные мосты, много воды, много деревьев, то очень холодно, то очень тепло, а у меня все время дрожат руки. И я не знаю, откуда вдруг во мне умение так много говорить, и так смешно и весело говорить, радостно скакать, улыбаться, смеяться, периодически очень серьезно смотреть, и в целом вызывать именно ту реакцию, которую мне нужно. И даже - почти всегда с верными выводами.
Я увидела наконец-то станцию "Воробьевы горы" снаружи, и это, оказывается, тоже мост, более того - по нему можно ходить. Он трясется, когда подъезжает поезд, и так странно, когда сзади шум и люди, а впереди почти полная темнота.
Немного нервно - вначале, по понятным причинам; и как все медлят и не решаются. Снова не решаются, снова медлят. Как крайности друг в друга перетекают. Плюсы замедленного (событийного) развития: вроде бы так надо лет в пятнадцать, но в пятнадцать бы - никакого удовольствия. Ну сказывается еще мой специфический опыт, конечно.
Вчера (получается, позавчера; в общем - в четверг) не так уже, много лишнего, зато спонтанно и я все же отвлеклась на полтора часа от бренности мира. Сорваться вечером, выбежать к ветру, подталому снегу и собакам, совершающим вечерний моцион. Этика! так что вот вам, пожалуйста, коряга.
На самом деле, еще немного и я напишу статью о том, что желаемая обществом разница в росте продолжает дискриминацию женщин: потому что затекает либо шея, либо ноги.
Но хорошо, что вчера немного коряво: иначе б полторы недели, которые он проведет на родине, были б несколько печальными.

Мой милый друг Лидия придумала присказку про сто тысяч ежемесячного дохода и теперь издевается надо мной. А я и так до сих пор не могу решить, как мне дальше жить в этом мире зеленых чудовищ. Вообще - чертовы программисты.

Мой милый друг Лидия. Во вторник безумие какое-то и, как бы так выразиться, торжество антиномий. Снова летают пегасы, и тоже - вода, и заедают все клавиши. У меня железная банка в кармане, а больше ничего нет.

Что-то не то с моей репутацией.
- Нет, я в субботу не могу, у меня встреча с моей юной поклонницей.
- А. То есть теперь ты совращаешь даже детей.

Так-то: десятиклассница написала. Говорит: я так много про тебя слышала! так хочу встретиться! приезжаю в Москву на олимпиаду, никого тут не знаю и решилась написать!
Да пожалуйста. Правда, судя по всему, не получится: надо бы завтра (сегодня), но совсем не совпадает график.
Мама тоже издевается надо мной.
- Мама, у меня появилась юная поклонница!!
- Хахаха, да это поклонница Вадима Викторовича.
Я оскорблена и ранена в сердце.

20:02 

факультет нытиков

- В мире нет совершенства.
- Никакого.
- Но есть покой и воля?
- И их нет.
- Вот! Мне тоже всегда казалось, что нас обманывают.
...
- Но ведь там не совершенство было.
- Счастье.
- А. Ну счастья тоже нет.

Зато мы приблизились к решению квартирного вопроса и завтра понесем заявленьице высокопоставленному лицу. Будем держать его трясущимися пальцами у закрытых дверей и ждать, пока лицо докурит свою папиросу.

01:30 

Этот человек не может намотать полотенце и высушить свою волосню - и пишет мне об этом из Екб.
Я догадывалась, конечно, что в нечто очень хрестоматийное ввязываюсь, но не до такой же степени.

И снова про коммуникацию. Как в том году я о ком-то болезненно застенчивом не очень аккуратно высказалась, а соседка: у тебя же нет проблем с общением, тебе легко говорить! Как я тогда удивилась. Сегодня тоже сказали мне: мол, мне казалось, ты делаешь вид, что у тебя нет подобных проблем.
А подробности позже. Ну ладно.

В том году обнаружила и все еще не перестаю поражаться, сколь многие идиотские истории я могу поведать людям. А они так радуются еще почему-то. Даже что-нибудь позорное рассказываешь, а все равно радуются: о боже, как интересно.

00:23 

Что-то делала, делала весь день, ничего не сделала, зато нашла грязные сплетни пятнадцатилетней давности и написала в переводе, что Сатана предоставит жгучие муки (это почти как "Пугачев обещал посодействовать в организации свадьбы").
Да ладно.

Вчера у меня не состоялось свидание в мавзолее Ленина, это куда печальней: рядом что-то строят, а потому до апреля Владимир Ильич скрыт от глаз народа. Еще я видела людей, которые стояли в панике в центре станции "Охотный ряд" и не могли понять, как попасть на Красную площадь.
Пятница и суббота - о том, как я решила ввязаться в романтические отношения, потом начала заканчивать в них ввязываться, но, судя по всему, все-таки ввязалась. Таким образом, на исходе двадцатого года жизни я имею шанс заполучить вменяемую историю, о которой можно рассказывать в благовоспитанном обществе. Можно даже родителям рассказать.
На самом деле, еще о том, что моя жизнь началась в седьмом и закончилась в десятом классе, а все дальнейшее - вариации на тему.
Григорий весь из себя крутой, бородатый и через полтора месяца скорее всего уедет в Испанию. К. говорит: хахаха, первый раз вижу человека, который готов с кем-то потусить из-за того, что тот скоро уедет. И еще: ну серьезно, это самая моя скучная реакция на всех твоих любовничков.
Ну да. Никаких вам предложений сожрать живую рыбоньку, устремлений к добру и свету, встреч под луной у сортира, единства времени и места, пчел-искусителей, гонений! гонений!, передач по наследству, скрипящих змей деревянных.
Я отвлеклась, потому что перечитывала переписку, где она вопрошала, отчего же со мной все время происходит "половая неведомая херь" - очень смешную, успокоиться не могу.
Вот, не происходит теперь.
Так это спокойно и забавно, и очень просто: прекрасная поверхностность, которая при этом не бессмысленна. Давайте робко держаться за ручки, глупо улыбаться, гулять по набережным, шутить, смеяться, вспоминать этот мусорный пакетик несчастный и "Мы на вас все время натыкаемся, хотя и не уверены, что то, на что мы натыкаемся - это вы", пить пошлый кофе в пошлых заведениях, ходить в театры и иметь при этом разницу в два года и разный пол.
"Ой, ты все еще так мило пританцовываешь, когда передвигаешься, и у тебя такое удивленное и одновременно ироничное над удивленным отношение с миром, а вообще, ты что-то рассказывала, и я подумал, что тебе надо вести революцию!"
Полтора месяца веселья и можно дальше любить только литературу.

01:46 

Идиотские сочинения по шведскому, продолжаем нашу рубрику.

"Он был профессор и писал работы про антиутопии. Он думал, что наш мир - антиутопия. Он не закрывал дверь, чтобы никто не мог подслушать. Он не ставил плохих оценок, чтобы никому не сломать жизнь. Вместо этого он предлагал различные наказания"

"Но мне больше нравилась русская литература, потому что учитель был очень красивый. Но иногда он очень громко стучал по столу и мы сильно пугались"

"Его друг - наш учитель истории, и он тоже был очень красивый. Он с удовольствием посещал кладбища. Еще он ненавидел математику и, когда видел учебник математики, выкидывал его"

"Мы пели песню Майкла Джексона и махали зажигалками. Наша учительница любила огонь. Однажды она принесла мороженое и подожгла его"

14:05 

Я глупая - очень, очень глупая. И неисправима, похоже.
Вот вроде бы думаешь: как хорошо, как стало легче, непонятно, что было эти полтора (или два, если захватить) года, но сейчас - всё нормально, и даже если что-то было, то не имеет значения. А ты уже даже не какое-то недоразумение, а можешь внятно говорить, улыбаться и пошучивать, это же прогресс. Причем не от того, что, мол, "прошла любовь", а потому что пришло самообладание: ведь ехала в лицей - трясло ужасно, и заходила - трясло. А в итоге - только поздоровалась каким-то надломленным голосом, и периодически случался неконтролируемый поток речи; я, может, поэтому так мало говорю, что когда начинаю говорить, перестаю думать. Ну и ничего: Москва не сразу строилась и.т.п. Но чем дольше об этом думаешь, тем хуже почему-то. Конфликт про "имею ли право", навязчивость и "кто виноват" как будто разрешился - на самом деле, просто перестал иметь смысл, но всплывает же другой - первоначальный и вечный, а еще тот хочет возродиться на другой почве.
Я всё запутала.

Говорю Лиде про разрешение конфликта позавчера, а она: "О! То есть ты официально отлюбила?" Ха. Несчастная любовь не конфликт, а данность, а выводящее - странно, кстати, неужели я ни разу это ей не проговаривала - что, боясь навязываться, я навязывалась еще сильнее, а единственное, что могла хорошего сделать - отойти и не беспокоить, что само по себе тяжело. Знала - и тем не менее не делала. Потому что: да, мы помним, так получалось, что не получалось, и не всегда собственно из-за меня. Наверное. Я не уверена.
Лида смеется и говорит: ты страдаешь по-кафкиански. Это - типичная кафкианская внутренняя молчаливая трагедия вежливости. Потом поправляется: то есть уже не страдаешь.
Вроде бы. По крайней мере позавчера - окрыленность от того, что не раздражаю, что ничего сдерживаемого и больного нет, а я могу принести относительную пользу, хотя бы послушав про то, как всё плохо. И можно не мучиться от стыда.
"Не конфликт, а данность" - звучит прекрасно, и это правдой было, но что-то данность ненавязчиво начинает преображаться, да еще и распространяться - не на весь мир, конечно,но.

Смс-ки по ходу дела:
- Он променял Достоевского на Некрасова и Островского! Потому что прикольно же.
- Как он?
- Нормально, не нахамил даже
- Постарел?
- Я без очков. Без очков он - роковой мужчина.
Это я к чему. По большей части к тому, чтобы перестать сейчас ныть.
Действительно променял! Говорит: у меня новый педагогический метод! я веду себя, как лектор, и мне вообще всё равно, понимают они там что-то или нет.
Ну да. Ну да. Понятнодетивсемпонятно? пару раз было точно.
Теперь зимы без Достоевского, феврали без Достоевского. Он меня, говорит, бесит. Я проведу тестик на знание ПиН - и хватит.
- Как же шестнадцатилетние девочки без Раскольникова?
- Ой, такая жизнерадостная параллель! Им не понравится!
Поэтому ностальгии у тебя быть не должно, я же поменял метод.
Как будто дело в методе.

Еще теперь интересна адекватность моей реакции: я начала уже сомневаться во всем. Вот те гадости, про которые я и сейчас буду доказывать, что неэтично! некрасиво! - они действительно гадости или гадости от того, что я их ждала? Я ж встречала его каждый раз, когда не хотела, и пыталась быстрее сбежать.
Чем принципиально отличается всё то от позавчерашнего на уроке девочке, чтобы она в книжку смотрела, а не на него. То есть он, конечно, понимает... Маш, ну ты-то тоже, разумеется, понимаешь, о чем я.
И что я бесилась тогда, а тут ухмыляюсь и "Да канеш"
То ли и вправду безобидней, то ли я действительно впала в состояние, как в десятом классе, что даже когда унамекался про Сниткину, казалось так мило. Всё еще кажется, что уж.

"Кому на Руси жить хорошо" - три урока, один на бюджете, два на овзо. Теперь и я знаю что-то о Некрасове.
На первом уроке - пауза, перечитайте, мол, отрывок, а то несете какую-то чушь. Думаю, тоже прочитать, что ли, должен же когда-то наступить этот момент, стаскиваю его книжку, пока в телефон играется. Но нет! Он возжелал поговорить, пришлось рассказать перед невинными десятиклассниками "трагическую историю про Джульетту" и про Михаила. Что он, что АМВ потом успокаивали меня, что, дескать, в одиннадцать лет еще не сложилось категориальное мышление и чтобы я не беспокоилась. А от "я ушла из литературоведения!" В.В. просто в восторге, кричал: "Молодец! Молодец! Ура!", от того, что немецкий - тоже, и хвастался, как в Италии его принимают за немца. Немецкий - его первая, но, увы, забытая любовь. Он попытался сказать drei с увулярным!! - и даже почти вышло. Да я забуду все мерзости ради этого.
- Ну что, ребятки, вы прочитали?
- Ой, а я не прочитала.
- Не прочитала бы?
- Нет, сейчас не прочитала, потому что мы разговаривали. А раньше я и не читала такого!
- И правильно. Нечего читать эту дрянь.
В классе некоторое недоумение.
А мое официальное наименование, как выяснилось, "звезда прошлых лет". Так и сказал, когда увидел: Посидите три минутки, я поговорю со звездой прошлых лет. Гиперболы ради гипербол. Ну должно же у нас с ним что-то общее быть.
А десятиклассники хотят свергнуть Вильчук - аплодисменты! В этот раз она вроде просто так предложила, без истерик и голосований.
Как ты провела лето. Пустой кабинет, первая парта второй ряд и заполнение журнала. Ааааа! Аааааа! Но вообще-то до меня только сейчас дошло.
На первой перемене скрывается на кафедре.

Я умудрилась запутаться во времени и прийти на урок на десять минут позже. Там душно, пишу смс-очки, а ему внезапно захотелось проконсультироваться про этимологию слова роман и время написания Нибелунгов.
После урока на меня опять напала Елена Ростиславовна - напала и начала обнимать. Кричать: "Какие хорошие люди! Как похорошела! Подстриглась! Посмотри, Вадик, какая красивая девочка!"
- Угу. Мы идем секретничать.
Почему, спрашиваю, она так на меня кидается всегда, мы же незнакомы. Ой, ну я же много говорил ей про тебя! А еще она видела тогда, как ты в темноте, обмотавшись шарфом, рассказывала про лед и грациозно двигалась! О Боже, какой стыд. У меня была температура тридцать семь с лишним от нервов, и вообще я была в каком-то беспамятстве. А под конец доклада вдруг обнаружила, что сижу на столе. А потом в первый раз сама вас обняла. Это всё очень красиво было, но по сути - начало позорища.

Рассказывает, что думал, что видел красивые города, но потом увидел Неаполь - а это было этой зимой, а там трава, а у них еще пуховики пахли снегом. Поет песенку о том, что нас всех поздравит президент, из-за которой он и улетел под новый год. Что теперь не чувствует себя на месте - и что-то много всего, довольно гнетущего. Рядом бродит Соловьев, раскланивается, жмет мне ручку на свой интеллигентский манер, они хором возмущаются, что молодняк на кафедре вообще распоясался, гогочут, верещат, считают себя центром мира, и им вообще все равно, что чувствуют окружающие! А.Л. отходит, а я внезапно осваиваю навык хамства: "Но вы же... также делаете". Нет, ты что! Я никогда так не делаю! Потом с той же интонацией недоумения: Нет, что ты, я никогда не говорил тебе гадости! только комплименты! ну разве что то, что тебе надо больше питаться!
Ну ладно. Уж не стала рассказывать.
Человек в окне долбит то ли киркой, то ли веревкой по стеклу. "Не бойся, не бойся".
Я уже забыла, но что-то было еще.
Звонок.
Думаю, дойду до овзо, а там уж потопаю в университет к АМВ. Вот, говорю, до свидания, Вадим Викторович. Как, ты не пойдешь ко мне на урок? Тебе надо бежать? Жалко.
Всё. Здесь, собственно, и разрешился конфликт. Одна, черт возьми, фраза.

Да, конечно, давайте схожу, мне просто минимум до часу тут надо было быть, а дольше - ладно. Я же все равно долго еще не приду. Я вообще не думала, что буду к вам ходить. Очень боялась, да. И зачем-то про то, как натыкалась на него, когда не хотела, рассказала, и что он говорил какие-то странные вещи.
На уроке - стишок про сеятеля. Анализ на ассоциациях! Как раз то, что больше всего похоже на шарлатанство, но так трогательно. Он еще стоит в свете, а потом подходит к окну. Так легко и хорошо, а я же редко радуюсь солнцу.
Блудный сын прощается тогда, когда возвращается вовремя. Повторено три раза. Нет, я ничего.
О,еще на первом, кажется, про жалость и жалкий. К жалкому презрение, и когда же жалость переходит в презрение. Степень ответственности за свои несчастья, подумала я. Насколько причина несчастья исходит от носителя несчастья. Грубо говоря, сам ты виноват или нет.
И проблему же можно сформулировать еще и так: когда ваша жалость перешла в презрение, и перешла ли.
Снова стоим на перемене в коридоре, по дороге спросила, кто придумал эту легенду про тиранию. Он не знает, но им с АЛС очень нравилось фантазировать на эту тему.
- О, вы же с ним раньше рядышком сидели, так красиво было, заходишь, и вы сидите!
Потом его монолог - хоть плачь. Мы, говорит, индуцировали друг друга, а потому разъехались при первой же возможности. Теперь переглядываемся из разных концов кафедры и всё понимаем! Нам больше не нужны слова.
Хочет рассказать, какой же диагноз поставил А.Л. им всем, но тут тот подходит сам с хитренькой улыбочкой.
- Я просто хотел сказать, что ты должна гордиться, я первый раз вижу, чтобы В.В. уделял кому-то столько внимания!
- А как же вы?
Но он, кажется, не услышал.
В.В. заявляет, что он вообще очень уважает Машу, ведь она учится на филфаке и не повесилась после первого месяца. Он почему-то думает, что все филфаки как в нашем пединституте и до сих пор не может от него отойти. Недавно пришли какие-то девки - и пахнуло на него! родным гадюшником!
Всегда удивлялась, как он, такой прекрасный педагог, тем не менее внедряет мысль, что серьезно заниматься литературой чуть ли не позорно. Сейчас ясно, кажется.
А.Л. опять завел песенку, как я ходила тощая и печальная. По новой версии, отходняк начался уже в 11 классе. "Радость какая-то у тебя в глазах появилась. Мне впервые стало приятно на тебя смотреть". Через пару секунд дошло, ржут заливаются. "Ну давай в скобочках добавим, типа - я наконец-то заметил, что..."
В.В. звонят, он сбегает, сидим с Соловьевым. Он про германокельтов не понял, спросил, реально ли мои мозги так устроены, что я могу это запомнить. Я сказала, что фонетические законы похожи на алгебру, он предпочел это дело замять. Опять звонок.
- О, а В.В. сбежал.
- Ты оцени, как талантливо!
Но - надо же - вернулся, чтобы попрощаться. Я тем временем показывала А.Л. ту фотографию: мол, вы знаете, я тут нашла, и один человек заинтриговал меня своим видом... Да, я понимаю, что вы всех забываете, но всё же попробуйте.
Попробовал.
- Ооо! Да, был у нас один придурок...
Прибегает В.В.
- Ты про меня?
- Не, про него.
- Ой бля!!
Прощается, убегает.
Был у них один придурок. Нет, ты посмотри, это же он на меня ручку свою положил! А с детьми весь год изучал Маленького принца. Встретишь в Москве - не знакомься.
То есть это не В.В. в карнавальном костюме. И то хорошо.

Я так долго эту запись пишу, отхожу, возвращаюсь, успела с сестрой поговорить и поесть.
Вывод должен здесь быть, но я растеряла все выводы.
А, не! Про АМВ.
- Извините, я хотела раньше прийти, но В.В. вдруг нормально со мной заговорил, поэтому долго.
- О! Вы знаете, все удивляются, но если у человека сложились хоть какие-нибудь отношения с вэвэчэ во время учебы, то после выпуска они меняются, как правило в лучшую сторону.
- Но я же видела его в том году, и...
- Так не сразу же!
Видимо, я перешла какой-то рубеж.

21:34 

Блистательный Соловьев в 98 году.
читать дальше
Что за странный мужик его обнимает.

00:43 

Немного о пропасти и о том, что иногда среди нас Лида - зерно рациональности.

- Между нами непреодолимая пропасть в пятнадцать сантиметров!
- Между вами непреодолимая пропасть в двадцать три года.

Это старое.
Теперь новое.

- К тому же между нами пропасть!
- ???
- К чему вопросец? Если ты про пропасть, то пропасть реальна!
- Это у тебя в голове вместо мозгов пропасть.

Надо как-то остановиться писать и пойти спать, а то я до утра досижу, доберусь до трагедий детства и впаду в неизбывную тоску.

11:35 

Otium, Catulle, tibi molestum est.
Я не дочитала "Дон Кихота", Монтеня, едва начала "Письма темных людей", а "Назидательные новеллы" и Маргариту Наваррскую даже не трогала.
Поковырялась в германистике, даже красиво карты разрисовала и написала несколько билетов, ну Лопе де Вега еще, и какой-то плутовской рассказик, и Сервантес немного двигался.
Зато пересмотрела всего Гарри Поттера, ознакомилась с декларацией того, что Северус Снейп жив, а также с очень смешным фанфиком (и, как сказали ценители, не самым дурацким) про заснеженную Финляндию, СС - профессора литературы и "- Что читаете, Поттер? - Госпожу Бовари, книгу про общество мудаков".
Сегодня мне приснилась мышь-пижон в бархатном пиджачке и шарфике, которая пела "А в моей стагнации - ключик к диссертации"
Ну ладно.

23:13 

Я хотела явить собой завтра "психологише эффект", но нет! Буду рассказывать про братьев свинов. Фридрих, Фридрих, что такое небо?
Как с нашим бестичером было, когда уже всё равно, какую статью Википедии пересказывать - хоть о лесорубах, хоть о фиолетовых грибах. Но немецкая Википедия не столь охотно делится знаниями, приходится писать своими словами, по мере жалких своих сил.

Немного о сумрачном германском гении.
Его воплощение - мы на семинарах по морфологии. Мы вдумчиво молчим, а французы! щебечут!
В библиотеке все ящички выдраны, а тот, в котором в основном "Немецкая литература", "Немецкие народные книги", "Немецко-русский словарь" хранит свое крепление.

Завтра 8 октября - дни рождения МЦ, АЛС и Дуденковой.
Всё же забавно, как их всех угораздило.

20:47 

Как так. Раз-два, и завтра пятница. И уже девять вечера.
И почему я так медленно читаю. Сто жалких страничек - и больше двух часов. Это всё В.В. - читайте вдумчиво! читайте вдумчиво! Конечно, можно читать вдумчиво, когда три месяца долбишь "Капитанскую дочку".
И вот интересно, если Готфрида в русском переводе - двадцать страниц, нужно ли мне изловчиться и вычитать в восемнадцати тысячах средневерхненемецких стихов "как они музицировали! как их любовь была обоснована личным влечением! человек-артист! как Готфрид беседует с читателем! неужели же Тома беседует также!?"

22:14 

- О, да ты регрессируешь! Ты начала ходить в библиотеку за бумажными книгами!
- Ага, и лекции в тетрадях писать.
Как позже выяснилось, самые отсталые слои населения облачились в джинсы, а я их сняла. Можно тоже списать на регресс, можно на непонятное зеленое пятно, которое мне неохота отстирывать.
Потому что в моем детстве все вокруг называли телевизионный пульт лентяйкой и это наложило отпечаток на мое сознание. Хотя вот некоторые не верят, что так бывает.

Еще я человек-проблема, как вчера сообщила мне Ольга (а ведь она обзывала меня трудоголиком и пр. в том году!). Уж не помню, что именно я рассказывала.
Сегодня я потеряла пропуск в общагу. Потом решила попить чайку. Почему-то я решила наливать его над удлинителем и вылить пару стаканов воды прямо на него, отрубив тем самым свет всему блоку. Электрик, конечно, пришел, и всё наладилось, но теперь нет прекрасного удлинителя на шесть розеток.

11:44 

Я поняла! Я наконец-то поняла, отчего в "Дельфине" такие тексты. Дело не в банальном увеселении, это - игра на человеческой гордости и тяге к сравнениям. Можно даже сказать - психологическая поддержка, с учетом человеческих слабостей.
Немецкая грамматика тяжела. Ты думаешь: я ничтожество. Я не могу склонить прилагательное и поставить сказуемое куда надо. Я не оглушаю звонкие перед lich. Я не могу запомнить род существительного.
А авторы "Дельфина" говорят - не переживай, дорогой. Единственное достижение Вернера Зундермана в том, что он различает тридцать сортов минеральной воды. А этот двадцатишестилетний парикмахер бреет воздушные шарики. Этот студент живет с крокодилом и змеями. Наш то ли пехфогель, то ли глюкпильц засунул голову в руль и не смог вытащить. Его закрыли на чердаке, когда он искал котика. Он чуть не спалил дом. А Вальтер хотел устроить барбекю на балконе и сжег соседский зонт. Еще он купил двух мышей - мужчину и женщину - и очень удивлен, что они расплодились. Он не смог постирать свой свитер.
Не переживай, дорогой, ты не самое последнее существо на этой планете.

18:00 

Гули-гули, гули-гули - тренировать эффект Бернулли.
Я последнее время мастер поэзии. Рождаю шедевр за шедевром. А вай-фай в метро - благо все-таки.

Ничего не хочу делать, только гулять и говорить. Неистовый Орландо уж слишком неистов.
Прочитала сказоньку сегодня, гриммовскую Белоснежку. Вот не читали мне сказки в детстве. Королева оригинальная женщина и хочет не сердце ее, а легкое и печень. Королевич пытается выкупить гроб. Белоснежка выхаркивает прожеванное яблоко, когда он споткнулся, и оживает. Королеву убивают на свадьбе танцем в раскаленных туфлях.
Божественный немецкий дух.

19:45 

нежный призрак

"Он похож на Константина, только добрый и постарше"
:hlop:
Нашла очередной бложик и радуюсь: лицей глазами девятиклассника.
Такие подробности! Такие откровения!
Розовые штаники. Что ж там творится-то.

00:17 

Что делать, если страшно и невозможно заснуть? Перечитывать старые дневники.
Их, оказывается, двадцать шесть. Надолго хватит.
Хотя я не могу. Совсем старые - скучно, а новые болезненно. Прочитала вот: "завидуйте, тетушки, мы видим его каждый день"; я помню, как я это писала, и чувствовала, сколько гордости, и как эта скрытая, глубокая, глубинная гордость вдруг неожиданно находит выход в таком яростном гимназическом утверждении (утверждении - не высказывании, а установлении, скорее). Всё-таки странно: писать и одновременно анализировать. В статье про Мандельштама было о том, что он единственный смог передать метания юности искренне и при этом холодно, рассудительно со стороны. Если б я умела писать, я бы, наверное, тоже смогла.
И про теплую ладонь, которая сначала за запястье, а потом за кисть. "Я не сразу поняла, что меня ведут за руку".
Так что я просто расставляла их по порядку. И нумеровала те, которые не пронумерованы.
А потом читала отзыв пятого класса про "Двадцать тысяч лье под водой": "Так что до начала чтения книга была для меня покрыта мраком. В конце ничего не изменилось"
И нашла тетрадку, куда я выписывала незнакомые слова из вступления к "Дориану Грею" - совершенно позорные слова. Лингвистическая гимназия! Ох! Ах! Почему я после семи лет не знала proud и express?
А в маленьком блокнотике расписание дня - год 2008-2009, наверное, и в нем - таинственный пункт Сукисё. Я ради этого Сукисё и села запись писать. Этому Сукисё отведен целый час, и я совершенно не помню что это.
Для наглядности

01:25 

Мои грехи: две недели назад я съела кусок рыбы; я не пришла на немецкий к Михаэлле; я, видите ли, пытаюсь найти эмансипацию в "Декамероне". Был еще какой-то грех, но я забыла.

Не есть мясо оказалось сложнее, чем я думала, то есть - не совсем безболезненно. Главное, не поддаваться иллюзии, что от овощей ты помрешь с голоду. Ну и: хочешь мяса, ешь сыр.

Михаэлла - странная немка, носитель языка, которую нам выдали на одну пару в среду. Ей нравится шум и столпотворение, она заставляет нас читать роман про то, как человек прячется в туалете, чтобы не лететь, а стюардесса хватает его и тащит. Жо этого он расписывал, как его раздражает его сосед, потом самолет падает, а он думает - куда же деть сэндвич, они приземляются в джунглях и играют в шахматы.
Михаэлла так сильно похожа на карикатурную активную лесбиянку, что жутко. Полное попадание в стереотип побуждает его отрицать, но. Один раз я попала. Какое мне дело, конечно, но исследовательский интерес - насколько стереотипы оправданы. С филологами, например, нет, но при этом я почти всегда безошибочно отличаю в нашем корпусе филолога от нефилолога. Более того: русское отделение от ромгерма.

Джульетта. Это моя боль, и сегодняшняя двухчасовая истерика, и новый виток экзистенциального кризиса. Хотя на самом деле никакой он не экзистенциальный, а обычная кривая самооценка вдруг снова всплыла. Это и семь пар языка, и то, что мне опять нужно адаптироваться, чтобы не сидеть молча и спать. И опять лезет неумение нормально формулировать и тугодумие. То есть тугодумие и, вследствие.
Джульетта неплохо читает лекции и она единственный литературовед-немец. Собственно, всё. Ей много лет, она обидчива, она не желает меня слушать, она возмущена. Помножим на мою способность хорошо сформулировать сходу в ситуации напряжения. Умножение на ноль дает ноль, как известно.
Мы сидим с ней наедине и оказывается, что пушкинский музей - это вовсе не музей имени Пушкина. Что, если я спрашиваю, имело ли какое-либо отношение ренессансная идея, что, мол, человек важен как человек, и вне зависимости от социального статуса должно обладать человеческими качествами, великодушием, например - относится ли это к женщинам, потому что в том же "Декамероне" может показаться, что и женщины более человечны, менее безлики, но все-таки...
А неважно. Покажите мне новеллу, где вы это нашли. Покажите мне произведение, где женщина герой. Вы хотите найти эмансипацию. Вы вообще не отличаете литературного героя от ваших подружек по подъезду.
И вот я не знаю, кто из нас дурачок.
Я уже была эпическим героем, исполняющим свою судьбу, теперь я буду Ромео. О, как жаль, что я Ромео.
Но я либо Ромео, либо иду и занимаюсь германскими заговорами.
Пожалуй, впервые жалею, что не пошла на французский. Там такие чудесные женщины.

Забавно, но уже третью неделю основная радость моя - Владислав. Он прям-таки поумнел, и много учится, и впервые за последнее время я видела столько радости и интереса в человеке. (Хотя Лида тоже довольная бегает со своими еврейскими прописями. )
Он все так же по-идиотски шутит, шумит, пристает к политическим агитаторам. Но отвлекает и слушает мое нытье - просто слушает, без дебильных советов. А еще ни я, ни он не сделали друг другу ничего плохого и я могу спокойно его воспринимать. Наша первая встреча под конец чуть не скатилась в какое-то подобие свидания, с валянием на пуфиках в Парке Горького, видами ночной Москвы с мостов, "давай сделаем, как ты хочешь" и неловкой попыткой поцеловать мне ручку. Ничего, пережили.

Сегодня вот ходили на лекцию на нашем психологическом, открытую, о страхах. Я предполагала, что это будет популистская штуковина, она оказалась серьезней, и с интересным анализом сказочных мотивов (вот не было у меня курса фольклора!). Но почему, почему лектор-психолог иронизирует над людьми с фобиями? И все похихикивают. Да, и вправду, очень смешно бояться неопределенности.
Моя любимая тема последнее время. У человека проблема, а мы говорим ему: дорогой, будь сильнее! борись! ты просто не стараешься! дети африки голодают!
Стащу словечко у феминисток (они, наверняка, тоже у кого-то стащили) - обесценивание.
Проблема в том, что сам человек начинает обесценивать - вот я рыдала сегодня и думала, только никчемный человечишко может плакать от таких пустяков! только червяк вспоминает всё, что произошло с ним в его жизни от такого ничтожного повода!
А ведь мы все пережили Достоевского. И теперь ухмыляемся на "упиваться своим позором". Это недостойно - позором упиваться. Никто никогда и не говорил, что достойно, но теперь еще и усталость. Собственно, той же природы моя любовь к квировскому фогетзысфакингбулшит.
Всё не могу забыть из какой-то статьи в "Аполлоне" (век назад!) - про перерасти иронию.
"Моя тайна". (Вот так в конце и не очень логично, но от нее меня и понесло). Если из августиновского "человек не может продолжать быть несчастным не по своей воле" убрать цитаты из Цицерона и сократить предложения в несколько раз - это же всё так знакомо. Франческо, соглашайся, что же ты упираешься! Франческо согласился, ты тоже согласился, а всё равно чувство, будто тебя обманывают.

Из хорошего: у меня есть арбуз.

20:01 

Мы съездили в усадьбу! Я видела павлина и ежика! И даже какие-то энергии есть, хотя встала рано, стоило вот только поехать куда-то. Хотя в процессе уставала и садилась все время. Еще славные загончики с живой изгородью, в которые можно прятаться. Кофе в термосе, а потом кофе с молоком, пончики. Я довольный ребенок как на празднике.
И, конечно, разговоры, разговоры про важное, и мне надо много думать теперь, но они тоже возрождают.

17:23 

Я сплю бесконечное количество часов, как будто моя жизнь вечна - а потом еще валяюсь в одеялке. Ну, выползая то сдавать кровь и проверять макеты дипломов, то к врачику-эндокринологу, то подписывать обходной, то на митинг. Я очень разносторонняя теперь стала. Еще вот на выставке про Тициана была. Третий том Пруста подошел к середине, он сложнее идет, чем второй, потому что в нем то казармы, то антидрейфусары. Я решила еще перестать быть безграмотным человеком и смотрю Тарковского. Потихоньку, помаленьку. Завтра, если получится, наконец-то выберемся в усадьбу, а если вообще получится, то в Смоленск. Это такая идея, на которую не хватает сил и которую надо прорепетировать. Вот завтра будет репетиция в усадьбе, если все сложится.
С универсиадой наконец-то всё стало ясно, я призер, это дает мне 96 баллов на вступительном в магистратуру, так что можно считать, что я будущий магистрант. Сейчас бы программу еще выбрать - все-таки остаться на своей (если ее откроют, а то были намеки после защиты неприятные) или податься, например, в дискурс и стать еще и модным человеком. Я очень сомневаюсь, что смогу стать модным человеком, но меня агитируют.

doppelt-gemoppelt

главная