• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:53 

В моей комнате чем-то пахло - а перед этим пахло на курсах из сумки - и вот я нашла наконец огрызок яблока четырехдневной давности, а так как я человек с ограниченным кругом интересов, то тут же подумалось мне, что, пожалуй, информация о любви всей моей жизни, которую она передала лично мне, добровольно и сама, ограничевается тем, что однажды в Италии сгнил персик. Это поразительно.
Ну, разумеется, за исключением того, что она не Онегин. Не Онегин. ТЫ ПОНИМАЕШЬ НЕ ОНЕГИН. понятнодетивсемпонятно

Я веду какую-то кошмарную праздную жизнь. Прихожу с курсов и начинаю смотреть слезливые и не очень сериалы и плакать над ними. Сегодня я подумала: отчего бы мне не посмотреть серьезные фильмы мирового кинематографа, вместо австралийских бредней о геях и их родителях в психиатрической клинике, или о том, как Геркулес вызволяет капитана Крюка из царства Аида при помощи Белоснежки? Но нет. Нет. Вчера я, например, изучила историю российских выступлений на Евровидении. Я, так-то, хотела поделать шведский, и мне сказали, что они смотрели выступление парня, который поедет в этом году от Швеции, и я посмотрела его, а потом еще что-то, и еще, и дошла до выступления Филиппа Киркорова в 1995 году. Я давно ничего такого не видела. Я смеялась, и смеялась, а потом захотела есть от этого.

В общем-то, я теперь ничего не стесняюсь, потому что вчера я решила, что уникальность русской культуры не в Федоре Михайловиче Достоевском, а в песнях "Дискотеки Аварии". Ну, потому что Федор Михайлович всюду и всегда с нами, и не только с нами, а люди, которые знают эти композиции и по которым долбит, независимо от их качества, ограничены во времени и пространстве.

Недавно я спросила одного очень умного человека, не кажется ли ему, что его юный друг поглупел. Ответ был лестный, но не лестный, и заключался в том, что юный друг вовсе не поглупел, а только пытается стать глупеньким, чтобы куда-то там вписаться.
Это я к чему. Не знаю. Я бы тут сказала, что я глупа, как пробка, но мне не хватит екатерининского нахальства для этого, чтобы оно не прозвучало неумелым кокетством. Нет, серьезно, у меня очень ограниченный круг интересов и почти никакого любопытства; просто в десять лет я решила, что я интеллигент, и до сих пор по привычке прикидываюсь.

Так вот, про праздную жизнь. Она такова: я хожу на курсы и делаю уроки, а в перерывах занимаюсь чем-то непонятным. Ходить куда-то у меня сил нет; ну, завтра мы организованно посетим кинематограф - судя по описанию, какой-то немецкий аналог "Рокко и его братьев". Еще тут четыре выходных из-за Пасхи, я хотела куда-нибудь доехать, но ленивые европейцы не хотят никуда ехать, потому что к ним приезжает то мамочка, то дружочек. Может, доеду до Магдебурга, тут недалеко, и можно даже не ночевать.

00:50 

Прошла неделя, за которую я ничего не сломала и ничего не потеряла. Ура!
Сегодня видела кусок стены, ну вот тот, который "помоги мне выжить среди этой смертной любви" и проч., ничего выдающегося, но вот что: когда я думаю про берлинскую стену, всё время слезы непроизвольно лезут у меня из глаз. Ни от чего другого так не лезут, а от стены лезут: недавно на курсах в двух словах упоминали падение, а все равно полезли.
У меня была версия, что это от того, что папа в моем детстве довольно часто включал The Wall и смотрел - и я тоже иногда смотрела и пугалась; я сейчас прочитала, что оно не так уж связано, но мне всегда казалось, что связано.
----
А, вчера еще выяснилось, что я - юбилейная женщина Григория Назарова в альтернативной системе отсчета (намбер файв). Это выяснилось, когда он подарил мне бесплатную лампочку. Григорий Георгиевич нарисовал схему своих отношений с девушками, и я была в полном восторге, что человек может четко определить, когда что началось и какой перерыв между, потому что у меня всегда всё наслаивается и вообще непонятно что. Ну это потому, что он с принсипом, а я без принсипа.
Я не знаю, зачем я это пишу, но просто меня так смешит это словосочетание - юбилейная женщина. Я думала, что его нынешняя женщина юбилейная (намбер тэн), ну так оно и есть, но он решил считать не всё, и теперь это я, и мне смешно еще больше. Можно людям так представляться.

18:46 

Так, а вот лицеистам выдали эти новомодные штучки, и как теперь мне пробираться в СУНЦ?
Можно расценить это как намек, но ведь это я.

Я вчера так вдохновилась примером Григория, что сегодня в метро тоже рисовала схему. В первую дорогу увлеклась и проехала свою остановку. Его схема - это таблица в четыре колонки, а у меня кардиограммы какие-то.
Милый друг, наслаждайтесь
Я всунула сюда всё, что повлекло за собой какие-либо действия, правда с фиолетовой линией я что-то маханула, не знаю, чего она такая четкая в конце.

02:05 

Я сочинила сочинение и мне немножко полегчало. Не знаю, как такое может быть.
Зато вместо больной головы у меня началась какая-то паника на тему того, что мне стучат. В смысле, тут правда что-то стучит, но я считаю, что это стучат мне в дверь, вздрагиваю и тихо-тихо пробираюсь к глазку. Стучать мне может только соседка-немка, и то, если я опять перекрою ей доступ в ванную, а я вроде пока не перекрываю, но мне всё равно кажется, что какая-то беда. Еще я кучу дней не могу выкинуть мусор, потому что смешала разные виды и теперь боюсь, что меня арестуют у мусорного бака.
На самом деле, неделя прошла, а у меня невроз на неврозе. Тут два выхода: либо я наконец приду в себя и стану достойным человеком почти германцем, либо начну писать творения как Франц Кафка. Вот которые про беду.
Кстати, википедия сказала мне, что при тревожных неврозах вполне себе могут быть головные боли. Это мне ничего не дает, но, допустим, еще одним вариантом больше.

На самом деле, последние два дня - жесть какая-то. Потому что: встаешь рано, а я давно не вставала систематично рано, скачешь, потом пять часов подряд перед тобой скачет немец с короткими перерывами и вливает немецкий язык тебе в уши (хотя страшнее, когда мексиканка начинает вливает тебе его в уши, я в принципе не могу понять, что она говорит), время от времени ты сам изливаешь свой немецкий язык. Сегодня все пришибленные какие-то сидели и в перерывах почти все молчали; я ни с кем не разговариваю, потому что, во-первых, это я, а во-вторых, моя голова не позволяет мне ничего иного, кроме как тупо смотреть в стену, жевать булку, а потом внезапно соскочить и начать нелепо открывать окно для шведки. Я сегодня даже русский язык для девочки Кати из себя с трудом изливала. Так вот, пять часов он скачет, приезжаешь в свою деревню, очень больно, очень плохо и - домашечка. Вчера нас спросили: у нас теперь не пять, а шесть академических часов в день, это много; что вы хотите - заниматься интенсивно с домашкой, интенсивно без домашки или не так интенсивно с домашкой? И все такие кричат: конечно интенсивно с домашкой! И я тоже почти кричала. Это, короче, еще одна история о том, как я возненавидела добродетель.
И всюду ходят немцы. Ты оглядываешься, а справа от тебя - немец, и слева - немец. Когда приезжаешь смотреть достопримечательности, не так заметно.
Я поставила себе на будильник песню про мгновения и теперь каждое утро встаю, смотрю в зеркало и пытаюсь сделать каменное лицо как у Тихонова. Хотя с утра даже стараться особо не приходится.

Если б голова так не болела, то всё нормально бы было. Не так уж много эти пять часов и не так уж много домашечки. Но. Но.

22:37 

Если так будет продолжаться, то провезенных через границу шестидесяти таблеток спазмалгона и какого-то количества цитрамона окажется мало. Второй день болит голова, очень сильно и не переставая. Сейчас поспала вечером, проснулась - вроде бы прошло, а через час снова началось, сначала слабо, а теперь уже вполне так жестко. Хотя может и не окажется, все равно они ничерта не помогают. Не знаю уже, что выдумать: мну шею, много ем, щекочу себя мурашкой. Вчера ощутимо, но ненадолго, полегчало от кофе, но тоже не выход. Сегодня под конец курсов просто глаза выкатывались. Блин, а я еще продрыхла три часа, теперь не засну, завтра не высплюсь и будет вообще беда-беда :weep2:

17:41 

Проездной, конечно же, не нашла, купила новый, пытаюсь думать, что я просрала не седьмую часть стипендии (или три МГУшных :lol: ) или треть месячной аренды, а, например, полтора ужина в парижской кафешке с папой и вином.
Жутко болит голова весь день, надо что-нибудь съесть, но ужасно лень готовить. Ем банан.
Но вообще я не для этого пришла сюда писать, а - были курсы и пять часов подряд (с девяти до двух), несмотря на то, что очень хотелось спать и есть, не утомили. Подробности потом, а пока: Дидичка!!! Завидуй мне по-черному, в моей группе есть ОЧЕНЬ. КРАСИВАЯ. ШВЕДКА. Серьезная и невозмутимая. Я пришла слишком поздно и все места вокруг нее были заняты, а потом у меня так болела голова, что я постеснялась в таком состоянии подкатывать к очень красивой шведке, но попробую подкатить завтра. Глаза, правда, не голубые, а черные, но мне кажется, это линзы.

22:54 

Я тут недавно выкладывала свою фотографию в 16 лет и, как выложила, поймала себя на том, что рыцарски влюблена в человека на фотографии: до тех пор, пока не начинаю ассоциировать его с собой; ну, не головой, а ощущением.
Сейчас я вот себя на чем поймала и я очень довольна: я опять очень удачно раздвоилась и абстрагировалась, но не совсем. Сложно; ну, в общем-то, пришла ко мне не теоретически, а почти практически такая вещь - что есть люди активные, которые могут сходу побежать и быть счастливы (например, Вероника), а есть я, и мне нужно три дня сидеть в комнате и создавать вокруг себя макисмально привычную обстановку, шарахаться от носителей языка, в которых, по идее, я должна вцепляться, сидеть в интернетике и опасливо выглядывать в окно. Это не потому, что я ничтожество и делаю говно из конфетки. Мне, так-то, сложнее, и не нужно закидывать себя дополнительными обвинениями.

Завтра тест перед курсами, я пыталась изобразить подготовку, но бросила. На самом деле, чем хуже, тем лучше; главное, не облажаться до такой степени, чтобы попасть в А2, а то формат теста располагает.
Мне намного легче говорить по-шведски, чем по-немецки, и это смешно и грустно.

Сегодня я вышла в одном свитере и очень замерзла; зато - мне стало почти хорошо. Улицы пустые (нет, конечно, но в сравнении с Москвой), желтый двухэтажный автобус 181, развилки, березы, одна развилка смутно напоминает выход к парку около Октябрьского Поля, и маленькие домики, вывески, такая очевидно Германия, но не с картинок с фахверком. Около копишопа вдруг вырос собор, и это было так неожиданно и так хорошо. Там маленькие фиолетовые цветочки рядом, и скамейки, можно, наверное, будет приходить и читать там. Внутрь не зашла, но заглянула проверить на наличие нормальных витражей. Так вот, витражи нормальные.

Я за три дня так и не добралась до центра; ничего, скоро придется ездить туда каждый день. Когда я только приехала в Москву, у меня были какие-то неврозы по похожему поводу, и я писала Миму: как же так, я уже неделю в столице нашей родины, а не видела ничего, кроме Ашана, поликлиники и общежития, а он посмеивался и говорил: куда ты торопишься, еще столько времени.

Я не купила себе месячный проездной, и теперь дилемма: идти завтра полчаса до метро и покупать там или заплатить дополнительные три евро за пять остановок на автобусе.

Сегодня снились дурацкие стыдные сны (я их забыла, а когда вспомнила за завтраком - подавилась), сначала про Петечку, потом про В.В. Они что-то повадились мне сниться парой; наверное, из-за достойных носов у обоих.

Я сварила себе картошку в мундире и мой отец прослезился, когда узнал.
А вообще, я безостановочно благословляю интернет уже третьи сутки, потому что иначе я не знаю, что бы тут со мной было.

18:45 

Скоро я напишу что-нибудь жизнерадостное, а пока лежу и рыдаю уже полчаса.
Я всюду доехала, добралась, почти разобралась, дотащила чемодан; я очень устала, очень хочу есть, но не в силах дойти до магазина, комната нормальная, но, судя по всему, тут нет постельного белья, и я не знаю, где его доставать. Надо подумать рационально и всё наладится наверное. Мои коммуникации на немецком были провальные; можно сказать, что я очень глупая, а можно все тоже свалить на чемодан и растерянность. Наврала зачем-то русскому мужчине, который показывал мне лифт. Просто начала врать, а зачем, непонятно. Еще я боюсь идти на кухню, потому что вдруг там со мной начнут разговаривать, а я не смогу. Черт, я не могу успокоиться, а надо все же найти еду, а у меня с собой только копченый чай петечкин.

18:51 

Я сдуру засунула не тот ключ в замок на двери кухни, он поломался пополам и половина осталась в замке.
Словами не передать, какое это кошмарище.

02:43 

Здравствуйте, я Маша, мне двадцать один и я снова предаюсь своей любимой забаве одиннадцатого класса. Это такая забава хронического мазохиста: представлять каких-нибудь добрых людей, либо знакомых, либо выдуманных, и они такие добрые-добрые, что просто плачешь от их доброты, а потом плачешь от того, что ты их выдумал.
Отлично. Молодец. Достойное развлечение человека, который через сутки летит в "зарубежную страну", как выразилась моя тетушка, когда поздравляла с днем рождения.

Черт. Я сейчас не засну, потому что я сначала проспала три часа после поезда, а сейчас тоже продрыхла с акулой. Пока я дрыхла с акулой, у меня не было проблем, а теперь проблемы есть, а акулы нет.
Мне вот давно интересно, как это отличить: у тебя депрессия медицинский диагноз, депрессия не медицинский диагноз, или ты мудила с развращенной душой. Мне кажется, я последнее. Иногда мне предлагают сходить к психотерапевту; а я думаю: что я ему скажу. "Добрый день, я человек с вечно разбитым сердцем, потому что когда оно билось первый раз, осколки попали в мозг. Мои настроения меняются, но они же меняются по причинам, а мои беды не от недостатка веществ, а потому что бытие далеко от идеала. А еще! Я даже не хочу покончить жизнь самоубийством. А еще! У меня есть определенные претензии к жизни в целом, и к своей тоже, но меньше; а в принципе меня всё устраивает, правда, если б у меня спросили совета, я бы предпочла не рождаться. Я хочу быть с добрыми людьми, а сама я злая".
Еще я однажды прочитала загадочную фразу в мемуарах про Александра Блока. Не помню чьих и саму фразу тоже не помню, но суть примерно следующая: душевное состояние Александра Блока было таково, что для другого человека это была бы болезнь, а для Александра Блока нормальное состояние.
Это безотносительно к предыдущему абзацу.

Сегодня, пока я ехала и катала телеги милому другу, составила заодно список людей, которые меня ненавидят, из ста шестнадцати пунктов. "Вау, - сказал милый друг, - Ты должна гордиться собой, нужно быть выдающимся человеком, чтобы столько людей ненавидело тебя!" А секрет прост: вписать в список все три набора одноклассников, а дальше дело само пойдет.
Ну вот я подумала. Я же как бы его в шутку писала, но ведь наверное писать такие списки - не лучшее развлечение.

Мда. Но вообще. Я приношу благодарности своей психике, которая вместо того, чтобы биться в истерике от ужаса перед тем, что она покидает отчизну на полгода, сидит в уютном кризисе и вытворяет такое. Так уже было, перед первым Всеросом, когда молекулы ветрянки носились вокруг меня, и я должна была заболеть и никуда не поехать, и я сидела и высчитывала, высчитывала дни инкубационного периода, а он должен был кончиться как раз перед отъездом, и это было выводяще, потому что надо же было еще готовиться и ходить на школу подготовки, а я думала: зачем, если я все равно заболею ветрянкой; и ходила в неясном жутком состоянии неделю (потому что мне казалось, что если не поехать на олимпиадку, то всё, по егэ не поступить, потому что английский, на следующий год не пройти, скандал-беда, я проведу свою жизнь в уральском пединституте); так вот, зачем-то подробности и я отвлеклась, так вот - тогда я делала стыдные вещи, раз, и отвлекалась об них, и была чуть ли не благодарна людям, которые зло говорили со мной, потому что тогда я думала об этом, а не о ветрянке, два.

14:38 

Никуда не хочется бежать, сходила с утра за тортом и отведать каши, но каша оказалась ужасной: жидкой и в ней плавает что-то. Разбираюсь с протоколом, разбираюсь с договором на жилье; хотя сейчас уже ни с чем не разбираюсь, а пью чай и смотрю на профиль Петра. На самом деле, уже и на него не смотрю, потому что Петр лег, а я села, и теперь я вижу только его макушку. Это очень важно, вот так сидеть и никуда не спешить, не бегать оголтело по достопримечательностям: тогда ты чувствуешь, что ты не шальной турист; и город, конечно, не твой, но все-таки. В прошлый раз я приходила в столовую по утрам и занималась шведским или еще чем-нибудь, в позапрошлый - читала книжки, уроки какие-то поделывала.

Мне дан торт, что делать с ним. Мы тут вспоминаем прошлогодние приготовления для олиного "двадцатилетнего юбилея", чтобы понять, как теперь поступать дальше, и очень смешно почему-то. Но я поняла, что я не смогу такого вытворить, так что просто поглотим торт в столовке на углу. Опять не у Медного Всадника, увы - прохладно.
Мне звонят и пишут; в основном желают доехать до Берлина и всяческих благ; папа пожелал поменьше распиздяйства, а мама - вырасти и поумнеть. Катерина Юрьевна вместо поздравлений прислала ссылку на торты со скидоном.

Хотела посмотреть все-таки на очередное заседание постмодернистов, но они начинают заседать в четыре, а мы должны встретиться с Катериной в пять. Ладно, завтра погляжу.

12:14 

Вчера было ХОЛОДНО. ОЧЕНЬ ХОЛОДНО., а потом очень странно.
По поводу холодно: меня никто не предупредил, я в польте, хорошо хоть хватило ума взять берет. "Катя, я иду по набережной и несу кофемолку, очень холодно, но я умру, но донесу".
По поводу странно: мы встретили "определенных людей" в Столовой №1 на Невском, и сначала это была помесь Мако Макомет со скандинавским фильмом, потом мы расселись парами, Ктя пыталась излечить душу Катерине Юрьевне, а я - объяснить Петру прикол агглютинативных языков.
К Овсею не пошли, потому что испугались иранского фильма, потом они декадентским кружком уединились, но быстро разъединились, а затем снова воссоединились, и даже воссоединились со мной, а пока мы не воссоединились, я перемещалась странными траекториями и придумывала плаксивый стишок (не смогла).
Я как-то так устала вчера, что легла в одиннадцать и проснулась в десять; правда, Петр скакал всю ночь, то вставал, то ложился (ну как всегда), и это странно, потому что обычно я в Петербурге вскакиваю часов в шесть, а тут мы лежали и никто не мог встать. Сейчас надо куда-то пойти циркулировать, вроде потеплело. Супер-Кобзон мне вчера сказал: "в чужом городе обязательно нужно пять часов проходить в одиночестве и в тоске". Это правильно.
Я надеюсь дожить до того дня, когда у моих друзей кончатся экзистенциальные беды в обостренной фазе.

15:25 

Голова так и болит; сижу пока в комнате, но скоро пойду циркулировать.
Тут никого нет: хомяк умер, соседи с флегматичным котом съехали, а Петечка ушел на выставку с "определенными людьми". Меня тоже звали, но я была больше заинтересована своей головой, чем людьми. Зато у меня есть приглашение посетить Овсея, и я его, наверное, даже приму.
Отдала блестящий пакет Майе, а Майя за это выдала мне горшок с нарциссом. Отказаться было невозможно, и я взяла. Теперь я с горшком. Нарцисс хороший, но вокруг него странные железяки, обсыпанные искусственным снегом. Нужно обязательно поливать, сказали мне. Ну ок, буду поливать, потом потащу в Московию и там Настя будет поливать.
Петечка трогательно интересуется, как поживает Катерина Юрьевна, а еще подарил мне копченый чай. Ну, как подарил. Сказал: Надо чай? Вот лишний чай. Возьмите.
Но больше такого чая в комнате нет, и чай не бывает лишним, и помнит же, что я в те разы именно этот чай и пила.
Радио перекочевало из кухни в комнату, и вообще тут стало просторней и светлей, зато образ санузла теперь еще отчетливей отсылает нас к произведениям сороковых годов девятнадцатого века. Я поранилась об сортир (укололась об шланг), и это тоже произошло от врожденной интеллигентности.

23:56 

Я сейчас нашла фотографию, которая передает просто все мои отношения с миром. Ну, в модусе гимназистки, в который я опять влипла.
читать дальше

Мне тут то ли 15, то ли 16 лет (вроде бы все же 16), и вот это полное недоумение, и попытка иронично поднять какой-нибудь кусок лица, и совершенная неуместность в пейзаже, и странная неловкая поза. Еще так размыто всё.
Какие-то пугающе худые ноги, сейчас по-человечней все же вроде, и я думала, мне кажется, но волосы действительно очень сильно потемнели.

22:43 

Февраль близится к концу; последние часы - а если по Екатеринбургу, то уже и март. Как же я смеялась в том году и всегда, над дурацкой радостью, что в календаре сменится цифра; пришла весна, новый год, всё это. А сейчас жду, как второй месяц исчезнет, и появится третий, всё равно смеюсь, конечно, но в целом, жду даже незамутненно, пью чай, смотрю в окно, как будто мне в окне покажут противоборство февраля с мартом. И даже день рождения жду, такое в последний раз было, кажется, лет в тринадцать; ну, в восемнадцать еще - но тогда не потому, что чудес каких-то, а потому что за полгода до этого я познала, что несовершеннолетний человек - это даже и не совсем человек, и мне было интересно, каково же это, когда ты человек по закону.

Дидичка "в своем техникуме" опять посетила философию и обнаружила, что бытие есть, а небытия нет. Мы с ней, так-то, обнаружили это в тверских лесах, как раз примерно в одно и то же время с фактом про несовершеннолетнего человека. Это было смешно: была ветрина и буря, я сидела в палатке с розетками и с возможностью словить интернет и ловила его модемом Владислава для того, чтобы скачать учебник философии. На одном квадратном сантиметре интернет ловил, а на другом нет, а учебник философии весил прилично. Ветер усилился, и начал пытаться свалить палатку, на меня упала железная балка-колышко, но я не двинулась с места, потому что должна была докачать последний мегабайт. А это была пятая неделя в лесу, и делать что-то я не могла, поэтому лежала в окружении комаров и читала про античную философию (и конспектировала). Почему-то меня очень поразил Парменид и, кажется, Эмпедокл. Первый точно поразил, у меня даже пароль вконтактика очень долго был parmenidexistence. На первом курсе я, правда, поняла, что скорее всего это в том учебнике они были изложены как-то так, что хотелось орать, ну или я уже ожидала к тому времени.

У меня тогда была вспышка и на том же первом курсе тоже были вспышки, когда я думала, не должна ли я пойти на философский; вот, например, я читала Августина и мне было хорошо, а потом я прочитала статью, где "Исповедь" разбиралась с точки зрения жанров, и мне стало плохо, хотя статья была неплохая.
Сейчас я опять прокрастинировала Кантом; меня не надолго хватает, конечно, потому что я ломаюсь об немецкий язык. Ну это история о том, что не надо выпендриваться - читайте сказки братьев Гримм.

22:58 

Сегодня поняла, что люблю дорогу от "Спортивной" к Новодевичьему чуть ли не больше, чем сам Новодевичий: потому что там низкие трогательные дома и не раздражающее солнце, и что-то неуловимо знакомое и похожее - не знаю на что. Как будто на всё сразу: немного на Белорецк, и на какие-нибудь закутки Эльмаша, а улица-то "10-летия Октября", и везде, конечно, есть эти летия Октября, но мое детство частично, а не мое, но почти мое, чуть ли не полностью прошло на улице 40-летия Октября; а сегодня еще это всё срифмовалось с дорогой в СУНЦ от "Данилы Зверева", точнее даже от "на перекрестке остановите", хотя совсем не похоже внешне. Ну, я включила себе эту ужасную песню еще - "СУНЦ УрГУ лицей свободы", которая играла на юбилее в 2010, а потом еще более ужасную "Мы дети СУНЦа" (меня там больше всего восхищает строчка про тепло и свет; уже шесть лет вздыхаю, что не добро и свет, потому что на юбилее, помнится, Сашок бегал козликом): ну а потому что если б мы не были дети СУНЦа, то не ходили бы с таким воодушевлением к Новодевичьему. А еще, конечно, это весна первого курса, и вся летняя сессия, экзамен по литературоведению, когда я начиталась, и писала стихи, которые теперь никто не может понять, и немного прошлой осени и прошлой весны с пестрым сарафаном, сахарным львом и смешными надписями на стенах, и дождь в июне, и нынешняя осень с Гончаровым, и нынешняя зима с плетеной качелью и луной.
А с утками я маханула, конечно, все-таки февраль, и люди ходят ногами по озеру. Место располагает, говорит мне соседка.
Очень красиво: белые стены и белый снег.

Соорудила себе два хвостика с розовыми резиночками, сижу и радуюсь, и ем конфекты, и предаюсь мечтаньям.
Сейчас такое время, когда я должна быть в модусе лингвиста в черной майке, а я снова в модусе гимназистки, и что с этим делать, куда это деть.

15:01 

В моем возрасте Пушкин шокировал дам прозрачными панталонами без исподнего белья, а Лермонтов впервые надолго расстался с бабушкой.
Ну, это если 21 вбить.

Сегодня я победила в конкурсе "Самая глупая девочка на свете".
Это всё та же история про международный отдел. Я пришла, а мне сказали: Вы согласовывали протокол с Анной Валерьевной? А я: нет. А мне: убирайтесь.
Теперь мое нахождение в Москве не совпадает с временем работы международного отдела, потому что они работают только по понедельникм и средам; в среду я качусь в Петербург, а в следующий понедельник выходной. "Как же теперь?" - спрашивают меня. "Эгаль," - говорю я.

Мой милый друг знает два немецких слова: слово айн кюгельшрайбер, потому что это всё, что осталось после факультатива по немецкому в лицее, и слово эгаль, потому что это моё любимое слово.
Нет, я не должна принижать познания милого друга и свой педагогический талант, еще же две фразы: Ich bin ein Dummkopf и Ich habe einen Kater, в обоих значениях.

Так вот, как же теперь, учитывая что официально я уезжаю первого апреля. Можно сделать по-нормальному, а можно с загибоном. По-нормальному - это отдать Оле, и она отнесет вместе со своими под каким-нибудь в меру удобоваримым предлогом. С загибоном - устроить спектакль. Кто-нибудь притворится мной под страхом или без страха разоблачения. Понесет документы в шпионских очках. Будет врать и говорить кодовые фразы. Только мне кажется почему-то, никто не захочет со мной в это играть.

22:49 

Я выдумала слово "прокантинировать".

09:01 

Еще нет девяти утра, а есть уже два провала.
Раз. Я опять превозмогла всё, что можно, встала около восьми и поскакала к Андерсу на первую пару; видимо, мне таланта хватает только на неделю, чтобы запомнить, что идти надо ко второй. Ну, вспомнила уже одевшись, но у двери комнаты, надевая ботинок - и то ладно.
Два. Вчера я открыла открытие и очень расстроилась, а сегодня мне открытие подтвердили, но я расстроилась уже не очень сильно; так-то, я открыла его давно, тонко-ассоциативно, разумеется, потому что ведь мы все теперь анализируем.
Что я могу сказать. Я счастлива невероятно, что мой учитель литературы популяризует мое творчество и творчество моих коллег. Я вот из своего творчества помню только: "Ну давайте порадуемся, что хотя бы в прозе", а так оно, как бы так выразиться, в веках.
Моральный закон внутри меня шепчет мне, что, наверное, это всё нехорошо; но какая разница.
Впрочем, после того, например, как в одиннадцатом классе мой учитель литературы сообщил мне пред взором всех моих товарищей, что я должна написать о нем Евангелие, потому что я же помню всё, что он когда-либо произносил своим ртом, ну, как-то странно чему-то удивляться.
Нечто пытается вякнуть против морального закона внутри меня и сказать, что это, вообще-то, была такая шутонька; но херовая шутонька, честно говоря.
Хотя может и хорошо, что я встала раньше, чем надо, и пойду к Андерсу после вот этого высказывания.
В лицее моим универсальным антидепрессантом был Алексей Леонидович; расписание так удобно делалось: сначала литература, а потом почти всегда история; и ты как бы сначала падал в бездну порока, а потом воспарял.
Сейчас вот шведский с Андерсом решает почти все мои проблемы, потому что там веселые песенки и можно умеренно изливать, что в твоем сердце.
Вот, уже есть девять утра.

20:38 

Похвасталась своей нежной одногруппнице, что пойду наконец-то смотреть Ленина, и потерпела фиаско. "Жуть, Ленин," - сказала она. Потом я попыталась объяснить описательно, с кем я пойду смотреть Ленина и потерпела еще большее фиаско.

Сейчас будет очень стыдно, но это хит. Это хит о том, что заведение сунц все-таки какое-то не такое.
- С кем? - спросила меня нежная одногруппница.
- Ну. Как бы. С женой моего классного руководителя. :facepalm: . (я не могу, это так смешно)
- ?
- Ну. Она следила за мной. А я следила за ней. Вот, мы следили друг за другом, а теперь пойдем в мавзолей.
- То есть? Как следила? В смысле... КАКИЕ У ТЕБЯ ОЦЕНКИ?

Еще фиаско сегодняшнего дня:
Я довольная понесла документы в международный отдел, все выверяла, но забыла в итоге перевод нотензюстем и саму нотензюстем, и поэтому не принесла документы в международный отдел.
Оля попросила разобрать жалкий постскриптум у Роста и ПИСЬМА РОСТА РАСШИФРОВАТЬ НЕПРОСТО наши уникальные навыки меркнут на глазах.
Кое-кто хочет, чтобы я посетила город Выборг с женщиной Ктёй. "Почему я должна идти на свидание с первой женщиной мужчины, который до сих пор не согласился предоставить мне себя и свою постель?" - спрашиваю я. "И с последней," - поправляют меня. "Так нужно," - говорят мне.
Я вообще-то зря сходила сегодня на пару; потому что Е.Р. обещала быть чернее тучи, а не была, и подтянулось довольно много народу.

doppelt-gemoppelt

главная