00:38 

agem
Очень хочется спать, но ванная занята, поэтому так.
Когда я приезжала в ноябре, мы с Катей вышли на Дворцовую площадь - не по своей воле, а потому что мы ходили и ждали, пока откроется кафешка, чтобы поесть - и только-только начинался рассвет, и площадь была влажной и темно-серой, а небо чуть-чуть светлей. Я поставила сумку около колонны, смотрела на Исакий и рассказывала о собеседовании для Берлина, очень смешно рассказывала, про мистику, про людей с папочками и суровую фрау Гудрун. И вот осталось - боже мой - четыре дня, я сегодня снова вышла к Дворцовой; точнее - не то чтобы вышла, а не пробежала мимо нее, остановилась, и слушала, как мужчина поет песню, и площадь в снегу, а небо однотонное серое, чуть темнее.
Мне так нравится это серое, почти белое, небо, я хожу весь день в этой белизне, верх и низ сливаются, и тонкой кромкой цветные дома. Холодно - не мучительно, а так, как должно быть; воздух морозный, набережные, льды: сколько раз приезжаю, а лед всегда разный. По-разному замерзает, по-разному тает.
Я много ходила, изображала интеллигента и зашла в два музея: музей истории религий и мемориальный музей Некрасова. Последний, как все такие музеи, очень скучный, и мне понравились только чучела медведей (они почему-то стоят во всех залах, и есть даже ковер в виде медведя), а в первом я смотрела на скрижали Завета и толстенную Библию Лютера, а еще на картину, которую я теперь могу высылать всем вместо слова egal.
Но так: просто ходила, смотрела, небо, снег, лед, я спокойна и тиха.

К Пете приходил товарищ Илья, он учится в магистратуре на музыкального критика и учится играть на органе, но при этом почему-то правил Пете его код. Очень милый; мы пили белое вино с килькой (потому что больше ничего не было, а белые вина подаются к рыбе), он рассказывал про день города в Новгороде, в девяносто девятом году, как он продавал берестяные грамоты: нашел бересту в саду и выжег на ней письмена. И еще много; и я вдруг так легко говорю, и вообще так легко, а Илья добрый и приятный товарищ, давно не видела таких милых людей.

Я решила, что должна отпраздновать день рождения, но не знаю как. Вспомнили с Петром, что вроде бы нужен торт, будем завтра искать.
Вообще, я чувствую себя Алешей Карамазовым; потому что мои декадентские друзья любят друг друга, но находятся в беде и не могут, и спрашивают оба, робко и нежно, как там поживает другой.

URL
   

doppelt-gemoppelt

главная