01:59 

agem
Сейчас я буду публично развешивать сопли четырехлетней давности: потому что я выспалась, но у меня болит голова, я продолжаю свои празднования и роюсь в старом блогу, а там одно великолепие на другом, и это второе лицо постоянное. К тому же я постановила, что сегодня - последний день, когда я лежу в постеле, так как даже мне уже надоело лежать в постеле, а если я не развешаю, это может помешать мне с постели встать. Ну я самую мякотку буду вешать.

сопля за 22 декабря 2011, испуганная
А Вы так ласково говорите со мной, я не этого ли хотела? Но боязно, боязно, от взглядов добрых боязно, от всего. И рука теплая, ухмыляетесь покровительственно, "Не волнуйся", "Не волнуйся" - постоянно. Вы же знаете всё, Вы видите, зачем меня по головке гладить и за руку брать?
И эти фразочки Ваши, как у второсортного героя-любовника, смешно же.

Не думать, не думать ничего.

Но Господи, как стыдно, я действительно решила (без причины), что Вы могли умереть , и звоню - вроде бы по поводу, но голос дрожащий, нельзя так; голос, почему ты дрожащий? И не говорю же ничего - так, технические вопросы, а Вы утешаете, опять "Не волнуйся", "Всё хорошо будет".
Вы не рассердились?
Нет, я понимаю, что забыли уже, но все же.

Странно всё, грезится что-то чудное, а надо бы учить историю, а я опять плюхаюсь в девичьих соплях.
В доме нет ни одной тетради, так что приходится писать здесь.

сопля за 19 апреля 2012 года, стыдливая
Я люблю Вас, да; я не знаю, зачем нужно писать об этом здесь, когда есть бумага, но "здесь" - это какое-то особое место, где кажется, что я говорю с миром.
Я Вас люблю.

Месяц прошел с последней записи, и всерос все-таки был, и ветрянки не было, а Вы то ли есть, то ли нет, я не понимаю, и что я делаю - не понимаю, и что делала - тоже. Мне жутко стыдно, я отмечала уже в бумажном девичьем, и какого-то черта я запомнила все мои идиотские фразочки - в письме, в другом письме, в еще одном, в смс-ках, в устных. Это, наверное, акт самолюбования и самовыпячивания перед собой же - обмусоливать их, хвататься за голову - "О, как можно было так!". От того, что акт, они не становятся менее мерзкими.

Вы подходите, Вы что-то говорите, Вы будто даете мне возможность немножко Вас же от Вас взять, Вам меня жалко, я знаю. А тут все очень сложно - тонкая душевная организация, ой-ля-ля, но в итоге - пополнение коллекции идиотских фразочек. Пора научиться уже себя вести. Маленькое запуганное - понятия не имею что.
Я не хочу, чтобы Вы меня только жалели.
Я вообще очень многого хочу.
Завтра пятница, очередная практика, а я опять не готовлюсь (я не помню, что делала весь вечер) - нудно же! А потом страшно и сонно и снова дохлый видок. Хотя страшно будет в любом случае.
И каждую неделю одно и то же.
И каждый год.
А следующий год - последний, а перед ним сначала лето. Долгие, долгие перерывы.

Вы ходите счастливый - и славно! Но я мелкая и гадкая, я не могу подавить разочарования, что не из-за меня, и из-за меня таким никогда не будете. И то, что вы ко мне подходите, и обнимаете, и хохочете - следствие того, что вы довольный и любите всех. Не наоборот.

Да черт возьми. ТАК И ДОЛЖНО БЫТЬ.
Даже так - уже.

А еще я не умею писать душещипательно и образно о своих страданьицах. Это скорее плюс.

сопля за 2 мая 2012 года, лиричная (и моя любимая)
Вы теплый.
Наши встречи (если их можно так назвать) - скорее пересекания (пересечения?) - пугающе однообразны, я стала чуть живее, чуть смелее - толку? Есть какой-то, наверное.
А Вы теплый. Лечу как мошка на свет.
Я не знаю, как можно быть для всех таким теплым.
(поправочка, несколько снижающая - для всех желающих)

Опять-таки, пишу сюда, потому что из-за какого-то внутреннего барьера и нехотения не могу писать рукой.

Я не умею это выразить все. Даже письменно, даже себе.
А смотрю, пожалуй, до сих пор слишком благоговейно, - в последнее время Вы вообще кажетесь чем-то невыносимо далеким и - о да - нечеловеческим, хоть и обнимаете часто, и ведете по-дурацки себя (кто б говорил) и, и, и, и снова кажется, что можно приблизиться.
От того, что я приближусь (буду считать, что приближусь), что-то изменится? Вы вряд ли подпустите. Но поговорить, немножко, можно же?
"Нежный призрак", черт бы Вас побрал.

Я не о том хотела.
Не помню уже. Много всего, сложно всё, хотя всё это "много", всё это "сложно" упирается в то, что я хочу к Вам. Рядышком, рядышком, Вы меня можете научить многому, а я не знаю, что я - Вам - могу. Лепетать только о том, какой Вы хороший - да Вы без меня будто не знаете.

Нет, конечно, если я перестану так сильно бояться, со мной может быть хотя бы забавно.
Все равно несоразмерно.

Путаюсь.


Я не знаю, для каких целей это нужно вывешивать, но я чувствую успокоение.
Мне вообще-то до сих пор за всё очень стыдно, хотя это совершенно бессмысленно.
Эти сопельки успокаивают меня еще тем, что их можно анализировать и говорить: "Всё вышло так, потому что". И читать не так уж противно, хоть публикуй в любовных романах для подростков.
Хотя что я ёрничаю, в самом деле.
Два момента, которые вспомнились и которые меня волнуют.
Первый момент про то, что ты пытаешься не навязываться всеми силами, а из-за этого навязываешься еще сильнее, потому что слишком много обдумываешь. И доходит до безумия, когда тебе задают вопрос, а ты убегаешь, чтобы не отнимать время у человека.
Второй момент: когда любовь всей твоей жизни приходит больная и живописно страдает, а ты сидишь и думаешь - чем же можно помочь, и осознаешь, что единственное, чем ты можешь помочь - попытаться не лезть.
Никогда больше так не делать.

URL
   

doppelt-gemoppelt

главная