agem
Я должна кое-что пояснить.
Дело в том, что я очень слабый и очень неумелый человек: но я всегда хотела, чтобы у меня было много добрых и милых друзей; ну, без глубинных проникновений и абсолютных философских близостей, просто - хороших, милых и добрых друзей. Всегда очень хотела, и никогда не получалось.
Разумеется, проблема во мне: потому что у меня до сих пор беды с коммуникациями, а мои задумчивые молчаливые виды, как правило, не вызывают симпатий. Вероятно, люди думают, что я их ненавижу. Или боюсь, что еще хуже. Или вот, например, была такая хохма: в десятом, кажется, классе Катерине Юрьевне кто-то из одноклассников сообщил, что боится нас всех, потому что мы своей троичной бандой производим впечатление закрытого клуба и презираем весь мир. Про презираем весь мир я сейчас выдумала, каюсь.

И мне иногда кажется, что всё нормально, а иногда, что нет. И я до сих пор не умею. А потом, как правило, срабатывает защитный механизм и мне кажется, что и не хочу.
Но правда в том, что хочу. И тут можно топать ногами и кричать: смелее, смелее, помоги себе сам, ничего не падает из воздуха.
Но я не буду так делать, потому что это никогда не помогает.

Конечно, сейчас обострено всё тем, что я тут почти все время одна, и на курсах тоже не особо разговариваю с людьми (так выходит, ну, я собственно о чем и говорю). В Москве, например, если соседки нет два-три дня, я уже впадаю в тоску, а потом она приходит, мы говорим о чепухе и смотрим очередные видео про щенят, и становится лучше - а тут я уже три недели живу в таком состоянии.

Сейчас будет стыдновато, но немножко статистики. В последний раз я с кем-то обнималась - ну, не будем считать вежливых европейцев - в начале февраля, два месяца назад. Перед этим, пожалуй, в ноябре. Еще перед этим - в августе. И тут надо учесть, что, в большинстве случаев, существует проблема. На самом деле, просто очень смешно, как моя сдержанность и сдержанность моих немногочисленных товарищей противоречит тому, что я не самый увереный в себе и мире человек, которому нужны напоминания, что он не очень плох.

Я влюбляюсь почти в каждого, кто по-доброму со мной поговорит. Как правило, не надолго, но это раздражает. So pathetic, как говаривал понятно кто.
Я до сих пор помню мелкие эпизоды, трех- четырехлетней давности, когда люди по случайности говорили со мной мило. Иногда еще более дальней давности.

Ирония в том, что есть, например, два человека, утверждающих, что любят меня. Я была бы осторожней с формулировками, но они не мои. С одним человеком у нас слишком много общего, а с другим очень мало; зато эти истории объединяет то, что в обоих случаях я вела себя далеко от идеала, но этим пренебрегли. А, ну еще и то, конечно, что все очень сдержанны - и мне же будет неуютно (и бывает), если что-то меняется: потому что (особенно в первом случае) мое чувство вины не дремлет, и еще многое, многое другое не дремлет тоже.

Я что сказать-то хотела. Не знаю, поныть просто. Я какую-то мысль хотела сказать, но потеряла.