agem
И вот еще.
Сейчас ночь, и я поэтому... хотя ладно, пора перестать оправдываться ночью.
Сегодня (вчера) был последний звонок в лицее, и моя юная поклонница выложила фотографию с В.В. Не самую удачную: в одеянии "мужик-куда-ты-дел-свой-вкус", с растопыренным ртом, заметной сединой и морщинками вокруг глаз, странной челкой и совсем неклассическим носом.
И я сначала не поняла: что и почему.
А чем всё кончилось. Ну чем всё могло кончиться.
Я сижу, и смотрю, и не могу. Просто она сделана сегодня - и всё как будто настоящее, и она такая нелепая и живая.
Какой он невозможно красивый.
(извините, моё гимназическое прошлое всегда со мной).
Я не верю, что были четыре года, когда можно было приходить и видеть его почти каждый день.
И как я переживала, если два-три дня не удавалось.
И как я боялась лета в десятом классе.
И как в восьмом считала оставшиеся уроки в календарике, когда не знала еще, что в девятом тоже будет.
Как я боялась выпуска.
Как прошло уже три года с моего последнего звонка стыдобища, и почти год, как я сидела на кафедре человек-начала-двадцатого-века с маневром психологий и беспомощно смотрела на химические представления.
Что мне, в принципе, нормально: я вспоминаю чаще, чем хотелось бы, и не так, как хотелось бы - но я не потонула в тоске, и научилась делать так, чтобы мне не мешало.
И как глупо все-таки: в ноябре зарываться в лабораторное кресло, три часа слушать гогот из-за стены и так и не выйти поздороваться, изображая превозмогание своих низменных страстей.