agem
Какая-то пиликалка на первом этаже разбудила меня в шесть утра после четырех часов сна - заснуть обратно я не смогла, и вот и лежу с тех пор с больной головой и горлом (умудрилась простыть то ли в Риме, то ли в Берлине уже). Причем так сильно болит, как давно не было. Но это всё мелочи, потому что теперь я каждое утро просыпаюсь с мыслью, что мне не нужно идти в Ватикан, и все остатки моей жизнерадостности собираются воедино и сияют.

Закончу про Ватикан. Вообще, Оля вчера показала мне фотографию, которую она сделала втайне, и, на самом деле, после нее можно больше ничего не рассказывать.
Вот она
Но это: Собор Святого Петра, в который мы зашли после музеев, мраморный холодный пол в закутке, если закрыть глаза - голова кружится и всё плывет, кто-то вокруг ходит, но нет никакого дела до этого, ничего не мешает, ничего не беспокоит, горячим лбом после всей духоты - к этой маленькой колонне, и поют Pater Noster, и играют на органе.
Ненадолго, конечно, но это всё возвращает в жизнь, в конкретный момент - потому что я всё время мыслью не тут где-то.
Потом вечером: в благословенном равнодушии сквозь боль ног брести со спутанными волосами в какой-то растянутой майке и цветистых штанах без трусов (потому что лень переодеваться - да и зачем), жевать пиццу у фонтана и даже смеяться вполне искренне, а не потому, что, вроде как, надо.
На следующий день - такая простая радость в парке у виллы Боргезе, от травы и солнца (от солнца!) и незатейливой музыки из куста. Рядом со мной ходил жадный голубь и ползал жадный муравей: первый заглатывал огромные куски, а второй тащил крошку в два раза больше него самого, и не мог донести, и всё плутал и плутал среди травинок.
Я даже почти серьезно полчаса думала над тем, чтобы не возвращаться в Берлин - благо, билет дешевый. Но потом оказалось, что Оля вылила жидкость для линз, а на пути попался памятник Гете - и мы решили, что это намек.

Тут меня спрашивали про участившиеся закрытые записи (просто скоро еще одна будет), не случилось ли чего ужасного, ну и мало ли, вдруг кого-то еще раздражает: ничего не случилось, но они будут периодически появляться, там просто конспекты разговоров, которые я не могу открыть из соображений этики.