18:29 

agem
Я могу и хочу только разговаривать; со мной сейчас говорят: во-первых, на московских сеансах, во-вторых, милый друг начал говорить со мной ртом в ночи. А мне все равно мало, и я тянусь, а не хватит же в любом случае, потому что я жила тут в безумии каком-то, обсуждала на полном серьезе цены на пончики и почти уверила себя, что мне в будущем тоже необходим буржуазный немецкий дом. В лучшем случае, писала о чем-то относительно важном; а сейчас вспомнила, что с людьми можно разговаривать и как можно разговаривать, а меня перерыли всю и я сама себя перерыла, и вдруг ясно стало (в очередной раз), какой я одинокий человек и как мало со мной говорили. И теперь мне очень страшно - а я ловлю себя на том, что пытаюсь всё сказать как можно быстрее, пока не надоело меня слушать.
Вчера я рыдала, потому что вспомнила, как моей сестре было четыре года и она хотела со мной играть, а я не хотела играть с ней, а когда играла - она не могла остановиться и просила поиграть еще, а я злилась. Вот я опять рыдаю, потому что это ужасно.

Я три дня болела, а сегодня проснулась бодра, но решила еще полежать, потому что было слишком рано: легла и не встала. Так ничего и не сделала из того, что нужно - и не сделаю, я не знаю, от чего я устала, но я не могу. Можно, пожалуйста, от меня никому ничего не будет нужно, можно я уеду домой. Там, конечно, лучше не будет. Я не знаю. Завтра дойду до лекции лысого, может, это отвлечет.

URL
   

doppelt-gemoppelt

главная