agem
Вероятно, у меня нет причин для беспокойства. Наверное, нет. Но я всё равно не могу заснуть от тревоги, хотя спать очень хочу. Ну, два часа ночи, а я проснулась в шесть.
Я не очень осознала свои перемещения в пространстве, и вообще пока все два дня дома я ощущаю только то, что мое тело пухнет в жаре, а глаза болят - и невменяемость от сонности. Но вот сейчас несмотря на весь этот туман хожу по темному коридору и наливаю себе чай - и что-то проглядывает такое специфичное екатеринбургское, моё любимое. Ощущеньице. Под властью ощущеньица потянулась в сторону дневников, за одной одиозной записью десятилетней давности (если не больше), но не смогла читать в смущении.
Я не осознала перемещение в пространстве, зато осознала перемещение во времени: потому что я мыслями давно в Москве, но раньше я отставала от неё, а теперь забежала вперед.

Это так странно, что около Домодедово растут березы и трава, на которой даже можно сидеть (и лежать). Я так боялась яркого света переходов, а оказалось, что можно спрятаться в темноте.
Странно и увлекательно: соотносить что-то привычное, но несколько плоское и карикатурное, с происходящим, но происходящим мягче и от этого кажущимся совсем иным, но ловить его, не обманешь, не обманешь, я знаю, что это то самое. Кроме, пожалуй одного: заглядывания с хитрецой, как будто бы даже с подныриванием.
Мои выражения не безупречны.

Я лучше спать попробую, а то опять начну производить высказывания.