agem
Блаженная свобода: глядишь на картинку, вглядываешься, и не болит, не мучает, ковыряешь специально - может быть, все-таки? ведь так долго болело, ведь если задумываешься об этом, то, может быть, что-то есть? - а нет, ничего нет, кроме такого вот интереса и удивленного смешка, что у кошки оказалась такая плоская морда.
Все, конечно, и так знали, что это обман, догадывались, верили в это - и снова разуверялись, и снова уверялись; самое важное доказательство веры было: отсутствие возможности вытеснения. Вот был, например, сюжет весной 2013 года и сюжет весной 2015 года - что-то изменялось принципиально от них? во время и после? Нет; вот вам и доказательство. Я, конечно, писала: надо нечто сильное, чтобы проверить.
Ну вот и.
Вот и.
И как оно рассыпалось, как оно рассеялось в один момент, без какого-то даже промежуточного периода.
Исчезло и всё.
Скоро пять месяцев как - и уже не вернётся. Пять месяцев без: то и дело возвращающихся монологов, об одном и том же, бесполезных, без попыток что-то объяснить воздуху (без возможности объясниться), тянущей боли, иногда переходящей - в болезненную же - нежность, без вот этого всего. А ко всему прочему: это такая малая часть того, что ушло - или, иначе, того, что пришло, и того, что, надеюсь, еще придет. Но это другой разговор, конечно.
Я ведь не думаю даже в формате мыслей о том, что я не думаю. Вспоминаю, конечно, что-то, если попадает хронотопически или иначе - но вспоминаю так, как о многом другом. Ну и если повод какой-то, напоминание - то обнаруживаю, как давно не возвращалась к этому всему.
Как хорошо.