agem
Осталось четыре дня, за которые я должна вспомнить, как изъясняться на немецком языке: сначала письменно, потом устно.
Универсиада начала меня волновать, я внезапно захотела в магистратуру.
Госы меня тоже волнуют, но я почти смирилась, что диплом не будет красным.
И все-таки.
Я хорошая девочка-умничка, которая на выходе из тяжелой депрессии сдала вменяемо сессию (две четверки, три пятерки), написала почти половину диплома, не отчислилась, не разрушила вконец отношения. С последним сложно, но я верю, что справлюсь.
Думаю о том, какой мелочью будет даже тройка по госу, по сравнению с чем-то личным, и так смешно.
Тем не менее, надо читать тексты и что-то делать.
Я раньше любила суматоху перед всякой сессией, потому что появляется ощущение, что ты делаешь что-то осмысленное, и немного отступала темнота экзистенций. Теперь этого нет: немного жалко, ну и ладно.
Я сейчас на максимальной суточной дозе антидепрессанта и, кажется, наконец-то привыкла к побочкам, и теперь сплю нормальное количество времени, а не пятнадцать часов. Тоже хорошо. Где-нибудь в мае дойду до врачика, и она обещала, что уже будем снижать.