14:10 

agem
Тут вот с этим дашиным поступлением вспоминается - и преимущественно восьмой класс.
Коридоры, коридоры, какая-то отстраненность, и при этом вовлеченность.
Мы были не совсем гуманитариями.
Моя влюбленность в В.В. была более отстраненной, и я могла петь непристойные частушки. И песня про хомячка. И про 11В.
Александр Михайлов как персонаж. Дурная история.
Мы были грубыми, на самом деле, намного грубее, чем сейчас. И при этом намного более хрупкими.
Всё узнали о ворофилах.
Ах да, Опоссум, освящающий салаты. Никто не знал тогда, что эта история затянется и будет болью Катерины Юрьевны (и немного - нашей общей).
Кудрявый мальчик с черным пакетиком. Никто не знал, что это станет моей болью-болькой.
Мы еще были смелыми почему-то и в гордом одиночестве ходили на спецкурс Гейна и посвятили ему ужасный стих (до сих пор стыдно).
Мальчик Миша, который жался к стеночкам, а Катерина сидела в переходе к ОВЗО и объясняла ему про клей. Перестал со мной разговаривать, когда я непочтительно сказала о Лимушине.
Общее воспоминание: весна, черная короткая юбка и две мои футболочки. Первая восторженная влюбленность в В.В., которая тогда почти можно было выбить интересом к кудрявым мальчикам.
Я была почти анимешником, я была почти математиком.
Все говорили: иди в физмат.
Ах, еще английский, сухой спирт, но об этом много писалось.
Лиды тогда не было в сунце, и поэтому, может, меньше болезненного.
Но какие мы были глупые - все.

URL
   

doppelt-gemoppelt

главная