agem
Я почти не запомнила весну, я не понимаю, как так вышло, что вот я - человек-рыдающий, потом в каком-то порыве ненависти к себе срывающийся на историю искусств, потом снова лежащий, везущий в ночи на последнем автобусе пластилиновый цветочек в неестественном веселье - это февраль. И вот я - почти спокойный человек-бакалавр с отсутствием депрессивных симптомов по шкале Бека - это июнь.
Я действительно очень отрывочно помню всё. Вот, например, я помню, что посетила выставку "Шедевры Византии": помню, как покупала билеты, как входила, и как потом носилась по Третьяковке и видела иные картины, а саму выставку не помню и не могу даже сказать, когда примерно это было. В апреле, в марте? Не знаю.
Сейчас я пила цикорий и в нем таинственный кусок куста проявился. Много, вообще говоря, в жизни тайн.
Вот снова к учебе скачусь, но тайна, призер я универсиады или нет - уже месяц как тайна, что-то таинственное делается в глубинах ректората с утверждением списков. Я либо пролезу в самом конце, либо не пролезу. Эта неясность несколько мешает упиваться Прустом и всем, что я делаю.
Еще я так и не могу угомониться со своим некрасным дипломом. То есть я почти угомонилась, а потом решила подсчитать средний балл, и он - четыре целых девять десятых (немного не так, там 89 сотых, но округлим). Пытаюсь изобрести такой понт, который бы говорил мне, что я понтовая вот с таким СБ и с зеленой корочкой. Надо дождаться его вручения, и я постепенно успокоюсь, но это тоже тайна, когда случится.